Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 апреля 2024
Сергей Михеев: «Здравый смысл должен взять верх над идеологией»

Сергей Михеев: «Здравый смысл должен взять верх над идеологией»

Вице-президент Центра политических технологий в беседе с корреспондентом «Столетия» размышляет о том, можно ли обуздать рост цен
24.08.2010

- Сергей Александрович, вроде бы с пожарами почти управились, можно вздохнуть спокойно: и в буквальном, и в переносном смыслах. Так нет же, согласно последним сообщениям, в стране началось повсеместное повышение цен на основные продукты питания. В середине минувшей недели Дмитрий Медведев поручил прокуратуре и антимонопольным службам организовать оперативный мониторинг цен на муку, хлеб, мясо и молоко... Нас всегда будет «трясти»?

- Таков закон рынка: использовать любой повод для повышения цен. Если есть хоть малейшая «зацепка», чтобы мотивировать удорожание товара, это сразу же и происходит. Рыночная экономика живет по примитивному принципу: при наименьших затратах получить наибольшую выгоду, каким путем - неважно. Если формальные законы при этом не нарушаются, то цены обязательно повысят. Подобных примеров достаточно и за пределами нашей страны, скажем, колебания цен на западных биржах, которые реагируют не на объективные факторы, а на абсолютно субъективные. Такие, как «птичий грипп», который не имеет прямого отношения к уровню цен на нефть - однако биржи все равно реагируют на новости об этом заболевании. Все это – неотъемлемый признак той модели финансово-рыночной системы, которая принята как в России, так и во всем мире. Ее фундамент – спекуляция. Есть повод – начинается спекуляция. Вся нынешняя мировая хозяйственная система носит исключительно спекулятивный характер. Поэтому удивляться нынешнему росту цен в России не приходится, тем более что для этого есть формальная причина: засуха.

- То есть нам следует смириться с практически неуправляемым ростом цен? Даже в условиях, когда пострадало много людей, экономика понесла большие потери, наши бизнесмены будут продолжать «стричь» своих сограждан наголо?

- Проблема в том, что России, да и всему миру навязывают и навязали – нам с подачи собственных либералов – такую систему взглядов на жизнь, согласно которой мерилом всего, добра и зла, эффективности или неэффективности экономики, является прибыль. Все то, что приносит прибыль – хорошо. С точки зрения религии – это очевидный и откровенный сатанизм. Я не побоюсь этого слова, потому что понятия добра и зла подменяются на понятия «выгодно-невыгодно». Вот добро – это когда выгодно, а зло – если невыгодно. Соответственно проблема этой системы в том, что она полностью устраняет какие-либо моральные ориентиры из критериев оценки ситуации. Грубо говоря, все должно регулироваться наличием или отсутствием прибыли и ее нормой. В данной ситуации все человеческое – станем называть вещи своими именами – за ненадобностью выбрасывается на свалку. Я считаю, что мириться с подобной системой невозможно и нельзя, это тупиковый вариант развития, в долгосрочной перспективе - путь к саморазрушению. Но сейчас, к сожалению, реальность выглядит именно подобным образом.

- Мы знаем примеры благородства дореволюционных российских купцов и промышленников, которые в подобных ситуациях вели себя именно по-человечески, как люди православные. Сегодня многие бизнесмены готовы напоказ демонстрировать свою набожность…

- Идет подмена понятий. У нас часто уверяют: мы вернулись сегодня к тому, что было в стране до революции. Это, конечно, ложь. Естественно, до Октября Россия жила совершенно по другим законам, в том числе - в сфере экономики. Начнем с того, что тогда в стране фактически существовала государственная идеология в виде православия. Религиозность, так или иначе, формально или неформально, пронизывала все общество. Почти все те же самые купцы были людьми, по-настоящему верующими, страх Божий в них присутствовал – при том, что зачастую они драли три шкуры с покупателя. Но и государство не самоустранялось полностью из сферы экономики, не вставало на позиции либерально-рыночного взгляда на жизнь - так, как это у нас происходит сегодня. В дореволюционной России исполнительная власть достаточно серьезно вмешивалась в хозяйственные процессы – когда считала это нужным. Сейчас же государство повсеместно практикует полное свое освобождение от каких-либо социальных обязательств. Да, конечно, по старой памяти оно еще латает отдельные дыры, но долгосрочная тенденция ясна: государство движется к тому, чтобы не нести никакой ответственности за социальную сферу. Стремится полностью сбросить с себя регулятивные механизмы и предоставить все «на волю волн» - куда они вынесут, заведомо известно. А то, что происходит сейчас – это борьба здравого смысла и тупой либеральной идеологии. Я действительно считаю ее абсолютно тупой, поскольку она ведет в тупик. Здравый смысл, вроде бы, подсказывает нашим руководителям: нельзя бросать ситуацию на произвол. Но уже даже система законов, выстроенных под либеральную идеологию, говорит: нет, вмешиваться нельзя! Пусть все сдохнут и все сгорит, лишь бы восторжествовал либерализм!

К сожалению, наши бизнесмены воспринимают православие исключительно как возможность откупиться. Откровенно говоря, все это, как ни странно, и есть европейское, католическое, протестантское восприятие религии. Что неудивительно, поскольку эти предприниматели выросли из обожания Запада в советские времена, повзрослели же на тотальном антипатриотизме. Большинство из них рассматривают православие примерно так, как в Западной Европе воспринимают индульгенцию, когда можно было купить себе отпущение грехов и жить дальше совершенно спокойно - хотя даже Ватикан осудил практику отпущения грехов авансом за плату. Есть среди бизнесменов и люди с жуткой кашей в голове: у них вера в Бога смешана с полукриминальными понятиями, они вообще воспринимают Бога как некоего большого пахана, которому постоянно нужно что-то «отстегивать». Чтобы он не трогал. Естественно, не только к православию, но и просто к религиозности все это никакого отношения не имеет. В наличии – лишь желание откупиться. Я должен, с сожалением, сказать: большинство из них люди не просто не православные, они даже не религиозные, они лишь имитируют свою набожность. Воспринимают православие как магазин с товарами для своих духовных потребностей. Примерно так: пришел туда, сказал «Заверните мне то-то и то-то», заплатил и ушел. Даже здесь доминирует потребительская идеология, которая навязывается всем нам. Все, включая религию, должно рассматриваться с точки зрения удовлетворения своих собственных потребностей. Невзирая на окружающих.

- Мы часто видим по телевидению, как глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев отчитывается руководству страны о проделанной работе. В частности – рассказывает о попытках борьбы с монопольным сговором, с ростом цен. Мне его жалко: кажется, все понимают, что усилия его ведомства победы не принесут. В лучшем случае, цены будут зафиксированы уже на высоком уровне – до поры, до времени. Вам не жалко ФАС?

- Это и есть та самая борьба здравого смысла и людоедской системы. Нас хотят убедить, что якобы и в этой системе существуют механизмы, которые позволяют избегать крайностей. Однако и раньше, и сегодня мы убеждаемся в том, что подобных механизмов нет. Повсеместно ФАС натыкается на проблемы. Скажем, монопольный сговор. Все знают: он есть, но, поскольку доказать его невозможно, значит, он отсутствует. Или же ФАС сталкивается с бизнес-структурами, аффилированными с властью, с чиновниками, крышующими предпринимателей. Ну, и каким образом это ведомство может что-либо сделать? Вот и получается, что ФАС уготована роль мальчика для битья, да и валить на это ведомство можно все, что угодно: «Недосмотрели!». Но что может реально сделать служба, возглавляемая Игорем Артемьевым?

- Мы уже проходили и рост цен на бензин, и повышение стоимости хлеба. Помним, как на самом верху «принимали меры», но максимум, что удалось всерьез сделать – так это зафиксировать цены на уже повышенном уровне. Так будет и сегодня?

- Если судить по прецеденту, к сожалению, да. Бизнесмены взвинчивают цены до тех пор, пока их совсем не «придавят», а потом уже снижать не хотят. На самом деле, выход есть. Или менять законы и возвращать такие понятия, как «необоснованная спекуляция», или жестче применять рычаги «неформального» влияния на бизнес. Не будем играть в игру, в которой нам предлагают верить сообщениям: «Эти бизнесмены подняли цены, что же теперь с ними делать, ума не приложим!». Да «прихватите» любого предпринимателя – и за ним обнаружится такое количество нарушений, и по закону его можно так «тряхнуть», что он не просто забудет, как поднимать цены, но и раз в месяц примется добровольно их снижать! Так что если вы не хотите менять систему и считаете, что она идеальна, тогда применяйте те самые «неформальные рычаги» давления.

- Если ввести налог на сверхприбыль, он будет работать?

- Вполне, но можно и сегодня замучить абсолютно законными проверками бизнесмена, который пытается получить необоснованную и огромную прибыль.

- Складывается порой впечатление, что бизнесмены, которые сегодня опять взвинчивают цены, это чуть ли не какя-то «пятая колонна» у нас в стране...

- Опять – вопрос идеологии и мировоззрения. И – религиозного отношения к жизни. Им всем, еще раз скажу, на самом деле глубоко наплевать как на страну, в которой они живут, так и на людей, которые их окружают. Они уяснили для себя основной принцип: главное – их собственная прибыль. «Пятая колонна» имеет свой мотив, это направляемая на цель сила. А мы, в большинстве случаев, имеем дело с ситуацией, в которой и направлять наших предпринимателей никуда не надо. Они настолько глубоко усвоили эгоцентрическую, циничную и наплевательскую идеологию, что стали разрушительными элементом сами по себе. И управлять ими не надо, они уже - люди, готовые разрушать «окружающую среду», то есть государство, при первом удобном случае.

- Так что, наш бизнес деструктивен?

- Именно так. В большинстве своем наши предприниматели – плохо образованные, недальновидные даже в плане личных перспектив, чрезвычайно жадные и абсолютно беспринципные люди. Вот и все. Независимо от того, какие костюмы они носят и в каких фирмах сидят.

- Всегда интересен вопрос: а что дальше?

- Эта ситуация может развиваться следующим образом. Цены на каком-то, уже высоком уровне, затормозят. А вот что потом, трудно сказать. Пока государство и правящий класс не подает признаков понимания, что слепое следование либеральным догмам ведет Россию в тупик. Жить по учебникам девятнадцатого и начала двадцатого века, по которым строится сегодня современная рыночная экономика, глупо, не надо нам этой зашоренности. Они же добавили к своему комсомольско-партийному прошлому либеральное будущее, старые книжки выкинули, откопали новые сомнительного свойства, и считают, что должны соответствовать этой новой идеологии. Многие теории, которыми у нас руководствуются якобы продвинутые бизнесмены, не просто протухли, они реально устарели, в мире давно их не использует. Все разговоры о «приверженцах кейнсианства» - позавчерашний день. Про Джона Кейнса сейчас только знают, что он был известными гомосексуалистом, и ничего толкового написать не мог. Но ведь на его трудах основана вся мировая финансовая система…

Вот так мы сегодня и живем. Боюсь, что так же будем жить и завтра, до той поры, пока мы будем еще в силах платить по новым расценкам.

Беседу вел Виктор Грибачев

Специально для Столетия


Эксклюзив
08.04.2024
Максим Столетов
Западная «помощь» Украине достигла 266 млрд евро и продолжает расти
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..