Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 мая 2024
«Из Пелагиады с любовью…»

«Из Пелагиады с любовью…»

Как жители ставропольских сел активно помогают нашим бойцам на передовой
Сергей Иващенко
18.05.2023
 «Из Пелагиады с любовью…»

Давно не общался со своими хорошими приятелями из села Пелагиада, что в десяти километрах от Ставрополя, Геннадием и Аленой Поддубняк. А тут вижу в одной из соцсетей, что Алена стала участницей группы «Пелагиада. Помощь мобилизованным». Решил съездить к своим друзьям и поближе познакомиться с теми, кто помогает нашим ребятам на передовой.


На кухонном столе у Поддубняков шумит электросушилка для овощей и фруктов. В ней сушится мелко порезанная морковь.

– Эта сушилка у меня давно, – рассказывает Алена, – ты же знаешь, что мы любители собирать грибы, ягоды, травы. А вот в той комнатке еще две сушилки новые. Это я купила их на деньги, которые мне подарили на день рождения. Наши девчата как раз взялись делать борщи, супы быстрого приготовления для мобилизованных односельчан. Мы с Геной решили, что нельзя оставаться в стороне, вот и придумали, куда пристроить с пользой подаренные деньги.

Все сушилки гудят, накручивают киловатты. Работают чуть ли не круглосуточно. В них сушатся морковь, лук, шинкованная капуста. Плата за электроэнергию, конечно же, возросла в несколько раз. Но разве это трудности по сравнению с тем, что выпало на долю ребят, которые защищают интересы страны, русского мира в зоне специальной военной операции?

Алена и Геннадий не сомневаются в том, что наше дело правое. Нам брошен такой вызов, что поставлено на карту само существование государства, и выстоять мы можем только тогда, когда все общество сплотится против смертельной опасности.

Гена вообще считает, что началась третья Отечественная война. Так думают многие жители Пелагиады и уверены, что нельзя оставаться в стороне в такое трудное для страны время. Неудивительно, что в двух группах поддержки мобилизованных уже почти тысяча человек.


Одели, обули, благословили

Инициатором движения в помощь мобилизованным стала Наталья Воронцова. Ее семьи мобилизация не коснулась, но она коснулась 30 жителей села. А в Пелагиаде, несмотря на десятитысячное население, все друг друга знают, так что это – общее испытание. Уже шестеро ребят погибли. Разве можно оставаться равнодушным?

– Когда началась частичная мобилизация, вскрылось огромное количество проблем. Например, выдали ребятам обмундирование 54 размера, а половина из них носят 46-48. Берцы тоже не всем достались нужного размера. Интенданты говорят: ничего, газетку вложишь, если велики. И вот таких проколов полно. Понятно, что это серьезная проблема военкоматов, Минобороны в целом. А нам что делать? Митинговать, армию хаять, вносить раздрай в общество? Мы решили, что правильней будет просто помогать нашим пацанам. Думаю, что раздолбаям и саботажникам рано или поздно воздастся по заслугам. А нашим мальчикам помощь нужна здесь и сейчас. Вот и стали собирать всем миром деньги, покупать необходимое, – рассказывает Наталья.

Как раз приехал в отпуск после ранения контрактник Тимофей Терехин, который и подсказал, что реально нужно на передовой. Например, резиновые сапоги, без которых на передке никак нельзя, термобелье, перчатки, теплые шапки, носки. Он сам все это закупил для товарищей и укомплектовал полную машину. Одели парней и отправили. Поплакали, конечно, но не рыдали. Не время нюни распускать.

Надежда Александровна Воронко отправила сына Дмитрия. Попал он в десантный полк, который дислоцируется в Ставрополе. Сейчас на передовой артиллеристом. Надежда Александровна признается, что сын не доброволец, можно сказать, что на войну не рвался. Но раз выбор пал на него, то и вилять, хитрить не стал. Он, кстати, когда призывался на срочную, мог и откосить на законных основаниях, были проблемы со здоровьем. Но сказал родителям, что пойдет служить, так как он мужик. Так и сейчас: раз надо, значит надо.

– Я даже и не знаю, на каком он направлении воюет, – говорит Надежда Александровна, – иногда присылает весточки в Телеграм. Значит, жив. Хожу в церковь ставлю свечи за здравие, заказываю сорокоуст, пишу не только его, но и имена ребят, которые Дима мне сообщает. Ну, и помогаю нашим пацанам реальными делами, шинкую капусту, морковь, лук для борщей и супов, отдаю потом Алене на сушку.


Борщи от души

Одна из групп в интернете, созданных по инициативе Натальи Воронцовой, так и называется «Борщи для ребят». По сообщениям с передовой, ребятам не хватает хорошей еды. Кстати, приехавший в отпуск парень в разговоре со мной подтвердил, что то, что готовится в полевых кухнях, непосредственно на передовую не попадает, просто нет возможности доставить. Сухпайков часто тоже не хватает. Куда они деваются, большой вопрос. Так что гуманитарная помощь порой – единственная возможность для бойцов нормально поесть.

Стали думать, как помочь ребятам с питанием. Катя Гридчина, жена мобилизованного, нашла в интернете рецепты сухих борщей, супов, которые достаточно залить кипятком и готово. Стала пробовать сама. Подбирала ингредиенты, чтоб было вкусно, как дома, и получилось. Забегая вперед, скажу, что я попробовал и борщ, и харчо, рецепт которого разработала Мария Сивцева, жена мобилизованного. Нет слов, какая вкуснятина!

Вот для того, чтобы получались такие кушанья, и трудится вся Пелагиада.

Создан своеобразный конвейер. Одни закупают, другие шинкуют, третьи сушат, четвертые фасуют. Связь – через группу в интернете «Борщи для ребят». Сначала активисты сами закупали сырье за свои деньги. Но когда с фронта стали приходить восхищенные отклики, поняли, что надо расширять производство, кормить не только своих, но и всех, кто в окопах делает тяжелую ратную работу.

Сегодня в неделю готовят от 1,5 до 2 тысяч пакетиков супов и борщей. На каждой упаковке, помимо состава и даты фасовки, написано: «Сделано с любовью. Село Пелагиада».

Люди отправляют пожертвования на закупку продуктов или сами привозят свое или купленное на рынке. За каждую копейку, каждый килограмм – отчет. Публикуют банковские чеки или просто фотографируют купюры, если передают наличными.


В единстве наша сила!

Взносы разные. Кто 300-500 рублей перечислит или принесет, кто тысячу, а кто и пять. Для некоторых пелагиадцев стало нормой с каждой зарплаты или пенсии отчислять какую-то долю на нужды бойцов.

– Поехала я к одной бабушке забрать капусту, а она мне 500 рублей сует: на, возьми, ребятам нашим. У меня аж слезы на глазах, – рассказывает Мария Сивцева.

Но продукты – это далеко не все, что отправляют на передовую жители Пелагиады. Катя Гридчина собирает деньги на провиант, а Наталья Воронцова – на другие нужды передовой. Уже собрали и отправили на фронт пять квадрокоптеров. Самый дешевый стоил 45 тысяч, самый дорогой – 290. Собрали деньги на бинокли «ночь-день», тепловизоры, купили несколько бронежилетов, так как те, что выдают бойцам, не лучшего качества.

– Искали прицел ночного видения, – рассказывает Наталья Воронцова, – я ж в этом ничего не понимаю, да и боюсь, что обманут, если через интернет покупать. Обратилась за советом к нашим ветеранам пограничникам. Мне привез один мужчина, протягивает. Вот, возьми, купил себе для охоты. Денег не надо, там нужнее.

Однажды в восемь утра кто-то стучит в окошко. Открываю калитку. Анна Васильевна, уроженка Пелагиады, стоит, из Ставрополя приехала. А она очень плохо видит. Протягивает мне пять тысяч.

– Что ж вы перевести не могли?

 – Да, не вижу ведь. Просила, чтоб помогли мне через банкомат перевести. Никто не помог. Вот и приехала.

Я ее обняла, а слезы рекой текут…

– А кто же доставляет ваши грузы туда, за ленточку? – спрашиваю у девчат.

– Волонтеры, казаки. Они на своих машинах гуманитарку по всему краю собирают и потом отвозят по всем направлениям. Жизнями рискуют, потому что иногда на самую передовую пробиваются. Отличные ребята! Мы их называем – обоз, – говорит Мария Сивцева.

Справедливости ради надо сказать, что не все так безоблачно бывает, находятся и такие среди односельчан, кто начинает воду мутить. Мол, почему мы им собираем помощь, когда они по 200 тысяч и больше зарабатывают. Пусть жены их беспокоятся.

Таким Наташа отпела в сети:

 «Благодаря им здесь наши дети ходят в школу, а не сидят в подвалах, под грохот канонад. И когда в следующий раз будете кому-то рассказывать про зарплаты ребят, спросите себя, вы бы хотели получать такие деньги, зная, что в любой момент может постучаться горе в ваш дом? Бог вам судья, жизнь всё поставит на свои места».

И как раз, когда я писал эти строки, на мой телефон пришло сообщение.

Наталья пишет участникам группы, что пришла с передовой просьба от мужа Кати Гридчиной. Очень нужен прицел ночного видения, чтоб сбивать украинские коптеры. У командования не допросишься. Фото и характеристики прилагаются. Стоит прицел 79 тысяч. Сергей прислал своих 33. Остальные просит добавить односельчан.

Я еще не успел поставить точку, как стали дзынькать на телефоне эсэмэски. То пошли переводы. Тысяча, две, три… Вот так!

Надо сказать, что не только жители Пелагиады так активно помогают участникам СВО. Во многих селах и городах Ставрополья созданы волонтерские группы, поддерживающие наших бойцов.

А завершить хочу на оптимистической ноте. Когда мужа Аллы Дикопаловой мобилизовали, она была в положении. Ездила проведывать супруга в Буденновск, где он проходил подготовку, с животиком. А ей вот-вот родить. Когда мужа отправили за ленточку, через четыре дня она родила сына. Назвали Русланом. Пелагиадские женщины всячески поддерживают Аллу, а Руслана называют – Сын полка.

Как раз на нашу встречу Алла пришла с сыном и мужем, который приехал в краткосрочный отпуск. Папа впервые взял на руки своего сынишку. Хотел я поговорить с ним подробней о ратных буднях, да Сын полка заголосил на всю округу. Поехали кормить…

Жизнь продолжается. Победа будет за нами!


Ставропольский край

Фото автора

Специально для «Столетия»


Эксклюзив
20.05.2024
Валерий Мацевич
Украинская «элита» озабочена одним — как бы подороже продать активы страны
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.