Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
5 октября 2022
Где наша коровка? Увели, мой свет…

Где наша коровка? Увели, мой свет…

Страшнее засухи для наших крестьян закон о банкротстве, больше похожий на диверсию
Александр Калинин
26.08.2010
Где наша коровка? Увели, мой свет…

Свиньи дохнут, коров вывозят на продажу, новенькие комбайны режут на металлолом, бетонные плиты сбывают на сторону. Сельчане все без работы. Более тысячи человек на грани нищеты, без средств к существованию. И все это – по закону.

Еще недавно жителям села Арзамасцево Караулинского района Удмуртии завидовали крестьяне других хозяйств. Те уже давно проедали нажитое, а здесь еще мостили асфальтом улицы, строили благоустроенные коттеджи, закупали скот – развивались. И вдруг упали. Да так низко, как не падал никто в округе. Нищие оказались в более выигрышной ситуации, чем вчерашние миллионеры.

- А кто добровольно отдал инвестору свои земельные и имущественные паи? – строго спрашивал в свою очередь районный прокурор, приехавший на разборки. – Теперь он хозяин, что хочет – то и делает.

И подтверждал:

- Все по закону.

Колхоз-миллионер имени Ленина, в 90-е годы оказавшись в пасынках у государства, умирал долго и мучительно. В отсутствие финансовой поддержки сверху колхозники дотировали хозяйство сами. За свой счет проводили сев, покупали семена, топливо, запчасти. Зарплату получали натурой – бычками, свиньями, зерном, соломой, сеном. Не совладав с условиями, ушел один председатель, на смену пришел другой, потом третий, но хозяйство продолжало хиреть.

Наконец, районные власти привезли инвестора Кулешова.

- С ним, - говорили, - заживете припеваючи.

Поначалу казалось, что жизнь действительно стала налаживаться. Новый хозяин начал платить зарплату живыми деньгами, коих здесь давно не видели. Появилась надежда. Но как появилась, так и умерла. Вместе со свиньями, павшими от голода, и стельными коровами, пущенными под нож. Люди плакали, видя, как расхищается добро, нажитое годами, но сделать ничего не могли.

Инвестор и его подручные, приехав в село на стареньких отечественных машинах, уезжали из него на новеньких иномарках, бросив обобранных ими людей на произвол судьбы.

Вместе с инвесторами покинули Арзамасцево и жившие в нем мужчины. Молодежь подалась на нефтепромыслы, кто постарше – в соседние хозяйства или в город. Кто погиб, кто спился. Женщины, как в войну, выживали, как могли. В основном за счет родителей-пенсионеров. В речевом обиходе появилась даже новая аббревиатура ПМК – Пока Мамка Кормит. Как на эти три буквы их послали, так и живут до сих пор.

Банкротят тех, у кого еще можно что-то взять.

Из 23 000 крестьянских хозяйств, которые еще продолжали дышать, в 2005 году в целом по России было обанкрочено более 2 тысяч, в 2006 году – 6 тысяч, далее по нарастающей.

Разорение, как правило, идет либо через покупку инвесторами контрольного пакета акций и изменение Устава, дающее право новым хозяевам продавать имущество и выводить из оборота земли сельскохозяйственного назначения. Либо через процедуру банкротства.

Не обошла эта эпидемия и Удмуртию. Здесь только за период с 2002 по 2010 годы через подобную процедуру, инициатором которой в основном выступила Федеральная налоговая служба, прошли 302 сельхозорганизации, 254 – с последующей ликвидацией. В 21 организации был распродан весь имущественный комплекс, потеряно 1546 рабочих мест.

К примеру, на предприятии «Велипельга» Вавожского района сменившийся в очередной раз собственник вывез всю технику, продал и отправил на забой скот, в том числе и коров на последних месяцах беременности. На имущество и зерно был наложен арест за неуплату страховых взносов. Семьдесят человек остались без работы. В ОАО «Агрокомплекс» Воткинского района частично распроданы основные фонды. Четыре фермы по 200 голов ушли с молотка всего за 4,5 миллиона рублей, хотя строительство каждой в свое время требовало куда больше средств. СПК «Качкашурское» Красногорского района, имея 1600 коров и 600 свиней, при долге 948 тысяч рублей было выставлено на торги всего за 500 тысяч.

Районная власть не только пустила на самотек процесс банкротства перспективного хозяйства, но и не приняла участие в торгах, хотя в соответствии с федеральным законодательством муниципалитет имеет на таких торгах преимущество перед другими покупателями.

Увы, сказать нечего не только районным или региональным властям, но и центральным.

- Можно ли помочь крестьянам, которые в результате преобразования хозяйств лишились земли и имущественного пая? Пока мы не выиграли ни один суд, - признается депутат Госдумы Геннадий Кулик. И поясняет. - Там большие деньги на кону. Причем, во многих случаях неблаговидную роль играет прокурор. Кроме того, я не знаю ни одного случая банкротства, который бы привел к финансовому оздоровлению предприятия. Как правило, это передел собственности и захват земли. Надо делать поправки к закону о банкротстве и вернуться к закону о финансовом оздоровлении.

Внедряя банкротство, как систему управления экономикой, российские власти снова пытались слепо перенести на нашу почву механизм, который был заимствован с зарубежных аналогов, не просчитывая наперед, что за гибрид произрастет на отечественной почве.

Действительно, с 1999 году резко пошла вверх динамика банкротств, в чем поначалу усматривалось даже благо – ускорение перераспределения собственности от неэффективных собственников к эффективным. Но потом стало настораживать, что банкротили не тех, кто прочно лежал и встать уже не мог, а тех, кто пытался подняться, у кого оставались хоть какие-то активы. И захватчики были заинтересованы не в развитии бизнеса, а в выводе ликвидных активов предприятия и фактически в его ликвидации.

С принятием по инициативе Правительства РФ нового закона «О несостоятельности (банкротстве)» в 2002 году ситуация еще более усугубилась. Новый закон вместо принципа неоплатности ввел принцип неплатежеспособности. Долг в 101 тысячу рублей уже является основанием для возбуждения процедуры банкротства, несмотря на то, что имущества у предприятия на миллиарды. Сельчан, которые до этого имели особый порядок банкротства, не допускавший преднамеренного разорения, поставили в один ряд со всеми. И сельское хозяйство попало в ловушку. Суть ее в следующем. Сезонное кредитование производится не живыми деньгами, а товарными кредитами. Товары, главным образом ГСМ, навязываются крестьянам по ценам в 2-3 раза превышающим рыночные. После уборки урожая чиновники опять же назначают такие закупочные цены, которые не обеспечивают доходность предприятий, достаточную для погашения кредита. По этой схеме в целом по стране было обанкрочено около 10000 колхозов и совхозов, в результате чего брошенными оказались 13 тысяч сел и поселков.

У пригородных хозяйств, расположившихся вокруг мегаполисов, иная беда – земля, на которую претендуют уже не предприниматели-одиночки, а крупные олигархические структуры. На слушаньях по земле в Совете Федерации Сергей Федотов, член общественной организации «Совет инициативных групп в защиту прав собственности земли», рассказывал:

- В 2003 году в Московскую область пришла группа мощных московских банков, предварительно распределив территорию между собой. Мошеннически собрали свидетельства у половины земельных дольщиков Подмосковья, а это 700 тысяч человек. Об этом знает прокуратура, милиция, Роснедвижимость, но ничего не принимают. Работники областной прокуратуры признаются: «У нас руки коротки. Вы понимаете, какие люди пришли на эту землю? Мы их не можем достать. Мы лишь можем посадить десяток мелких посредников». За Московской областью и остальные субъекты Федерации, создав процедуру скупки земель, выбросили на рынок огромное количество черного нала – десятки миллиардов рублей – и фактически завладели землями сельхозназначения а также сельхозпредприятиями. Учитывая то, что крестьяне своих паев земельных и имущественных не продавали, рейдеры зарегистрировали право на землю и недвижимость по подложным документам. Председатели судов признавались мне: «Сергей, ты никогда не выиграешь ни одного дела. Потому что летом 2003 года нас в Московской области собрали на семинар и поставили задачу сделать все для того, чтобы разработать методику передачи частной собственности на землю юридическим лицам».

Есть два типа агрессоров: одни используют банкротство для получения имущества, чтобы затем распродать его, другие - имеют в отрасли стратегические цели и за счет банкротств пытаются уменьшить суммы на приобретение сельскохозяйственного бизнеса.

Такого массового и, по сути, вредительского банкротства, как нынче в России, нет ни в США, ни в Европе, ни в Китае, ни в Индии.

А Караулинский район Удмуртии, кстати, за 11 миллионов рублей выкупил у бывшего инвестора Кулешова, который по-прежнему является депутатом Заксобрания республики, то, что еще осталось от бывшего колхоза-миллионера имени Ленина. Теперь это уже муниципальная собственность, никто другой не может его распродать. На этой базе планируется воссоздать разворованное хозяйство. Вот только хватит ли финансовых и человеческих ресурсов?

Комментарий президента Республики Удмуртия Александра Волкова:

- Банкротства сельхозпредприятий в том виде, в котором они существуют, это разбой среди бела дня, а правоохранительные органы разводят руками, мол, все по закону, виноватых нет.

Если откровенно, то это больше похоже на диверсию. Признаться, я не знаю ни одного предприятия, прошедшего через банкротство, которое бы оздоровилось и получило новое развитие.

Как правило, имущество его покупается за копейки, затем распродается, а жители, для которых это предприятие порой единственная организация, где можно работать, остаются ни с чем. Однако, к моему удивлению, многие это воспринимают спокойно - вроде как все в рамках закона. Но ведь это неправильно! Во-первых, хочешь быть собственником – заработай эту собственность, получи ее по реальной стоимости. А во-вторых, предприниматель не должен в погоне за наживой забывать о судьбах людей, живущих на селе, которые остаются без средств к существованию и без надежд на будущее. Я считаю, что процедура банкротства в ее сегодняшнем виде ничего хорошего российскому, в том числе и удмуртскому, селу не принесла, что не может не настораживать власть.

Без изменений федерального законодательства не обойтись. Нами подготовлены соответствующие представления в Госдуму. В частности, мы предлагаем увеличить сроки погашения долгов для сельхозпредприятий, учитывая сезонность в аграрном секторе, с 3 месяцев до года, а дело о их банкротстве может быть возбуждено лишь тогда, когда его долги в совокупности составляют 500 тысяч рублей, а не 100 тысяч, как нынче. Предлагаем включить в круг участников в деле о банкротстве орган исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации и орган местного самоуправления муниципального района. Арбитражный управляющий в деле о банкротстве сельскохозяйственных предприятий, по нашему убеждению, должен иметь стаж работы в сельском хозяйстве не менее 5 лет и не менее года работать на руководящих должностях. Он должен предоставить разработанный им план временного управления в орган исполнительной власти субъекта РФ и орган местного самоуправления муниципального района, чтобы местные власти могли дать заключение на него, которое в последующем будет рассмотрено общим собранием кредиторов. Первоочередное право покупки имущества должника должно быть закреплено за тем, кто покупает его в целом, как имущественный комплекс. В противном случае, исходя из практики, это имущество безвозвратно выбывает из производственного процесса, что оборачивается на селе безработицей.

От автора: по моим сведениям, законопроект о банкротстве с предлагаемыми Удмуртией изменениями включен в план рассмотрения Госдумой на осеннюю сессию, однако, Комитет по собственности парламента предлагает его отклонить.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 11 найденных.
russkoff
12.09.2010 16:49
Путин "потрудился" Лесной кодекс, закон о Банкротстве и т.д.
Евгений - Василию
02.09.2010 8:20
Грохнет, сожрёт остатнее,а потом пойдет с сумой по миру. Только вряд ли кто-нибудь ему за так подаст корку хлеба. Так было, и не раз. Что касается деревни, то я не уверен, что она просто так подставит шею - натягивайте-де ярмо, да потуже. Примеры? Читайте книжки. Но я не уверен, что эта жуткая картина станет явью. Скорее всего в какой-то момент наоборот, сволОта вдруг обнаружит на своей роже металлическую узду. Тяжко будет всем, но, говоря словами В.Г.Короленко, "но всё-таки впереди огни".
lepinv_irhu
30.08.2010 13:35
Нет. Это - "Через обезземеливание крестьян прошли практически все ИНДУСТРИАЛЬНО развитые капит. страны, принимая ДЛЯ ЭТОЙ ЦЕЛИ законы и распоряжения. Лишние земли выводятся из сельхоз-назначения, крестьяне пополняют ряды пролетариата. А на смену зерновым приходят ТЕХНИЧЕСКИЕ культуры: подсолнечник, сахарная свекла, табак и др. Процесс болезненный и сопровождался всегда ОБНИЩАНИЕМ сопротивляющихся людей. Сталину с помощью КОЛХОЗНОЙ СОБСТВЕННОСТИ удалось найти практически БЕЗБОЛЕЗНЕННЫЙ переход страны из АГРАРНОЙ в относительно ИНДУСТРИАЛЬНО развитую державу. У власть имущих чешутся руки изжить "недоработки" предыдущей власти. И похоже их ничто не остановит..."
ГОСТЬ
30.08.2010 7:49
Добавить нечего;ПЛАН ПУТИНА В ДЕЙСТВИИ!!!
Дэн
28.08.2010 22:35
Из 23 000 крестьянских хозяйств, которые еще продолжали дышать, в 2005 году в целом по России было обанкрочено более 2 тысяч, в 2006 году – 6 тысяч, далее по нарастающей///
это не геноцид русского народа??? нет?

Nika
27.08.2010 19:54
Крестьянство, рабочие, наст. учёные, воИны, медики, школы - вот основа государства! Ленивые умы, проснитесь!!!
Кухарка
27.08.2010 10:38
Читаю, сердце кровью обливается от бессилия. Это до чего страну и людей доводят НЕОБОЛЬШЕВИКИ! Наконец-то дорвались...и выполняют задачу по уничтожению России.
lepinv_irhu
27.08.2010 9:38
Через обезземеливание крестьян прошли практически все ИНДУСТРИАЛЬНО развитые капит. страны, принимая ДЛЯ ЭТОЙ ЦЕЛИ законы и распоряжения. Лишние земли выводятся из сельхоз-назначения, крестьяне пополняют ряды пролетариата. А на смену зерновым приходят ТЕХНИЧЕСКИЕ культуры: подсолнечник, сахарная свекла, табак и др. Процесс болезненный и сопровождался всегда ОБНИЩАНИЕМ сопротивляющихся людей.
Сталину с помощью КОЛХОЗНОЙ СОБСТВЕННОСТИ удалось найти практически БЕЗБОЛЕЗНЕННЫЙ переход страны из АГРАРНОЙ в относительно ИНДУСТРИАЛЬНО развитую державу. У власть имущих чешутся руки изжить "недоработки" предыдущей власти. И похоже их ничто не остановит...
Из села с любовью
26.08.2010 22:02
Странно,что об этом заговорили только сейчас.То,что крестьян кинули на произвол судьбы,известно уже давно.Паи земельные покупаются-перепродаются уже неизвестно кем и кому,вернее какими-то подставными лицами в чью пользу остается только догадываться.Коров перерезали давно.Вначале в хозяйствах,а потом и в личных подворьях.Кто раньше держал скотину, всегда надеялся на помощь хозяйства,а если его нет-то и скотины нет.Давно было известно о такой политике.Никто не вправе вмешиваться в дела хозяйства,можно только просить и рекомендовать его руководителю.Такие теперь законы.Когда практически ничего не осталось,стали поднимать вопрос,что надо что-то менять.Люди стали покидать села массово.Пойди найди желающего добровольно туда ехать.Ломать всегда легче,чем строить.Моё мнение - уже поздно.
Виктор Семенов
26.08.2010 16:18
1. Обращает внимание в статье разный подход к "колхозникам" и "большим людям". Для одних - "все по закону", а для других - "нам таких людей не достать". Что же это за законы? У нас почему-то законностью называется следование формальной логике на основе зафиксированного в статье Кодекса постулата. А где же институт права, дух права, который выше буквы ставили еще римские юристы?
2. В России какое-то дикое представление о собственности. В моей стране попробуй-ка новый покупатель вывести из производственного процесса землю, которая в нем использована. Право такого собственника сразу оказывается под сомнением, в силу его неэффективности как хозяина. Принцип "мое и делаю что хочу" - это из каких=то диких времен. Совсем озверели комсомольцы, захватившие власть в стране!
Отображены комментарии с 1 по 10 из 11 найденных.

Эксклюзив
03.10.2022
Валерий Панов
После объявления частичной мобилизации россияне стали массово покидать страну.
Фоторепортаж
30.09.2022
Подготовила Мария Максимова
Выставка в Оружейной палате посвящена одному из самых почитаемых русских святых – преподобному Сергию Радонежскому.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.