Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 декабря 2022
Будни Донецка

Будни Донецка

На Западе сильно переживают за Киев. А как сегодня живется жителям нового региона России?
Александра Хайрулина
23.11.2022
Будни Донецка

Донецк вот уже 8 лет, находится под ежедневным огнем артиллерии ВСУ. Жители Республики сталкиваются с целым рядом бытовых проблем: отсутствием воды и отопления, отключениями света и газа, нарушением транспортного сообщения…

После развала Советского Союза на Украине практически не обновлялась инфраструктура и жилой фонд. А за годы войны их изношенность достигла катастрофических масштабов, в условиях боевых действий и экономической блокады о развитии и обновлении говорить уже не приходилось. Кроме того, все эти годы Донбасс постепенно терял специалистов, которые уезжали на заработки, в основном в Россию.

Поэтому как заметил министр строительства и ЖКХ Ирек Файзуллин на совещании у президента России Владимира Путина: «Отмечаем очень высокий износ сетей на этих территориях. Он выше среднероссийского». Но что стоит за этими обезличенными фактами? Вот как выглядит один день из жизни обычных жителей Донбасса.

…Марине З. 56 лет, по закону ДНР она в прошлом году вышла на пенсию, но продолжает работать в одном из супермаркетов города. Живет вместе с сестрой-близнецом в Ленинском районе Донецка.

«Дети постоянно предлагают мне уйти с работы, ведь каждая поездка может закончиться ранением или смертью, но я не соглашаюсь. Часто от покупателей слышу, что приготовленные мною полуфабрикаты помогают им справиться с житейскими трудностями, сэкономить время, которое и так тратится на добычу воды и прочие бытовые проблемы. Для меня – это радость. Если все уйдут с работы, то как же люди?» – беспокоится она.

Ее место работы находится в Киевском районе, одном из самых многострадальных, прифронтовых районов Донецка, который под постоянным огнем ВСУ, практически ежедневно в этом районе есть и раненые, и убитые.

«Сегодня в Киевском районе, правда, далеко от моей работы, ранили мальчика 12 лет. А недавно был прилет буквально в десяти метрах от нашего здания, ещё б чуть-чуть – и прилетело бы прям к нам, но обошлось. И люди, слава Богу, не пострадали», – делится Марина.

Работает она по скользящему графику, поэтому, рассказывая о своем дне, особо уточняет, что ей очень повезло, что у неё бывают выходные среди недели, в дни, когда есть подвоз воды в их микрорайон.

«Просыпаюсь я каждый день в полпятого утра. Сперва надо покормить четырех котов и выгулять собаку. Она у меня инвалид, у нее перебит позвоночник, поэтому ездит на колесиках вместо задних лап. Ещё у меня живет домашний крыс. Поэтому утро у меня начинается рано. Раньше справлялась быстрее, но так как теперь нельзя просто открыть кран и просто помыть тарелки животных, почистить их туалет, помыть лапы пса после выгула, то каждое это действие требует отдельных сил и затрат. Возни с мисками, бутылями и прочим…

Потом выезжаю на работу. Рабочий день у меня начинается рано, к открытию магазина все должно быть готово. Конечно, поддержание чистоты рабочего места по «санпинам» теперь больше походит на бой.

Пока еду на работу все время молюсь Ангелу Хранителю. Страшно. Бывало разное, но Бог хранит: и мы все время проскакиваем», – говорит Марина.

Попадания в городской транспорт в Донецке не редкость. Так, 9 ноября в Киевском районе в результате обстрела был посечен осколками автобус и ранен водитель. 3 ноября вновь в Киевском районе под огонь ВСУ попал автобус № 23 (он следует как раз по тому маршруту, которым ездит на работу и с работы Марина), в результате – ранено трое пассажиров.

А вот официальное сообщение от 16 июля 2022 года от Представительства ДНР в СЦКК: «В 6.00 в результате обстрела, в районе горбольницы № 14 погиб мужчина 1974 г.р. – водитель автобуса маршрута 42 (а), был на выезде без пассажиров. Смерть наступила до прибытия медиков».

Каждая поездка на работу или с работы в Донецке может стать последней как для пассажиров, так и для водителей.

«На работе по тому, сколько людей в магазине сразу понятно – стреляют или нет. Если людей нет, значит на улице громко. Но как только намечается перерыв в обстрелах, так сразу же набегают люди.

Несмотря на то что, казалось бы, людей стало меньше, у нас в магазине не хватает рук. Многих парней-сотрудников мобилизовали. Двое уже вернулись с ранениями. Одному нашему парню будут ставить протез в центральной России. А второго сотрудника мы всем коллективом по очереди навещаем в больнице, у него на фронте, кроме всего прочего, открылся сахарный диабет в тяжелой форме».

Марина с гордостью говорит о своих коллегах, а после вновь возвращается к теме донецкого быта.

«С работы возвращаюсь в районе шести часов вечера. Опять еду и молюсь. По дороге еще надо купить воды. Стараюсь притащить побольше, хотя бы литров 10-15 за раз. Но живу на пятом этаже, поэтому всё равно слишком много не возьмешь, тяжело поднимать по лестнице.

Покупать воду, конечно, дорого. И хорошо, когда она хотя бы по 4 рубля за литр, на разлив… Были периоды, когда была только бутилированная по 100, а то и по 150 рублей за пять литров. На выходных иногда удается набрать гуманитарную воду для технических нужд, которую привозят городские службы.

А вода ведь нужна для всего – умыться, помыть посуду, приготовить еду, смыть туалет, извините за подробности, но это жизнь. Это гигиена. Чудо, что в Донецке после девяти месяцев без воды до сих пор не забилась канализация, и нет эпидемий кишечных болезней. Чудо и, конечно, огромная сила воли, и культура наших людей, которые носят на себе воду в квартиры, а также наших коммунальщиков, которые стараются поддерживать одряхлевшую систему в рабочем состоянии».

«Несколько раз от безысходности пробовали брать воду из местной речушки, но она протекает до этого через наш металлургический завод и вода из неё совсем плохая, даже как техническая не подойдет», – продолжает Марина свой рассказ.

Жителям некоторых микрорайонов повезло, на их территории есть родники или источники с чистой водой. Мария П. живет в Киевском районе, в частном секторе. За водой она ходит на родник. Несколько километров туда, а потом с водой обратно. Её муж мобилизован. С нею живет маленький сын, пожилая свекровь и племянник. Носить воду, кроме неё, некому. Поэтому после работы она приносит с родника до сорока литров воды.

«Сейчас приходится раньше вставать, чтобы помыться. Я госслужащая и должна на рабочем месте выглядеть соответствующе. Сперва грею воду в кастрюле, потом мою голову в тазу и после обмываюсь сама. Стараюсь экономить воду. Ведь вечером мне надо будет её принести своими руками. Тяжело со стиркой. Но ухитряюсь подгадывать момент, когда надо заливать воду в машинку. Делаю это вручную. Особенно тяжело поймать момент, когда начинается полоскание, надо сидеть и следить. С другой стороны всё же не руками в речке стираю», – смеется она.

Но вернемся к Марине.

«Нам очень повезло. У нас есть дача, а на участке скважина. Поэтому на выходных я езжу на дачу, чтобы постираться и нормально помыться. Правда, там у нас душа нет, всё-таки дом не рассчитан на постоянное проживание. Поэтому нагреваю воду в нескольких кастрюлях, выхожу на улицу и обливаюсь ковшиком в летнем душе. Не знаю, правда, что буду делать зимой. Стиральной машинки на даче тоже нет, стираю руками. Но главное, что есть вода. Всё остальное мне не в тягость.

Самое сложное в нашем быте – это животные. Но тут ничего не поделать. Приходится решать этот вопрос лишними затратами. Но я не унываю, уныние – грех, если поддаться, то пропадешь», – говорит Марина.

Отдельная тема в Донецке – это отопление. Из-за отсутствия воды запуск отопительного сезона очень осложнен. До сих пор многие дончане остаются в холодных квартирах. Впрочем, тяжелая ситуация и в других городах республики, в том числе тыловых.

Для спасения ситуации в некоторых населенных пунктах российские специалисты вырыли скважины, однако, это возможно не везде – во многих местах нет воды. В ряде городов реализовываются проекты по использованию в отопительных системах шахтных вод. Но это тоже не везде возможно, так как они требуют очистки. Кроме того, необходимо следить за уровнем радиации, шахтные воды могут быть радиоактивны.

Однако, даже такие меры не спасают ситуацию. После того, как воду пускают в системы, начинаются ее прорывы. Коммуникации часто еще советские, морально и физически устаревшие. Еще одна проблема – это завоздушивание систем в домах, при этом часто систему не могут развоздушить, так как жильцы из квартир на верхних этажах уехали из-за обстрелов.

«Отопление нам дали в ноябре уже. До этого грелись двумя обогревателями, включали кондиционер на обогрев, а также газовую духовку. А вот соседка наша, например, боялась духовку включать, а от обогревателя у нее пробки выбивало – проводка и пробки в квартире старые, еще советские, она их до сих пор не поменяла.

Поэтому когда все-таки у нас начали топить, то все соседи очень обрадовались. Правда у нас в квартире на кухне и в одной из комнат по-прежнему холодные батареи. Завоздушен стояк, а жильцов на верхнем этаже нет. Вот ЖЭК что-то решает…», – добавляет Марина.

У Елены Л. нет ни отопления, ни воды, часто не бывает света. Она живет на девятом этаже одной из многоэтажек по улице Бирюзова в Кировском районе Донецка. Эта улица огромного спального микрорайона буквально ежедневно фигурирует в сводках обстрелов.

Сейчас Елена живет одна, ждет мужа и сына, они оба служат на Херсонском направлении. Из живых с нею – кот. А ещё Елена присматривает за орхидеями в соседской квартире. Каждый день под обстрелами она носит воду на девятый этаж, в том числе и для цветов. Сейчас переживает, что они замерзнут, чтобы спасти орхидеи перенесла их в свою квартиру, которую пытается мало-мальски обогреть газовой духовкой.

А вот Алёна Д. из Горловки борется за температуру в квартире не ради цветов, а ради сына. Ему ещё нет года. Он родился в конце февраля, буквально в первые дни с начала СВО. Её муж военнослужащий, поэтому малыш видел его всего несколько раз, когда он приходил в увольнительные.

В ее квартире на пятом этаже отопление появилось буквально на день, после чего исчезло. К тому же обстрелом повредило взрывной волной стеклопакет в одной из комнат. Уже несколько недель она не может найти мастеров, которые могли бы его поменять. В связи с мобилизацией в фирмах, занимающихся заменой окон, не хватает сотрудников.

В Донецкой Народной Республике решение буквально любого вопроса может обернуться проблемой. Всё то, что у нас не вызывает никаких проблем, все то, чего мы даже не замечаем, делая походя, как помыть руки после улицы, для жителей Донбасса – труд, роскошь и история постоянного преодоления.

Но, несмотря на это, дончане не опускают руки и продолжают жить, растить детей, ходить на работу, продолжают сражаться за мир и верить в лучшее будущее с Россией.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Сергей
30.11.2022 18:38
Дончанкам мужества и терпения. Их мужьям, отцам, сынам вернуться к спокойной жизни здоровыми.
R.Z.
24.11.2022 8:59
Реальные истории.. Статья после прочтения заставляет переоценить и свою жизнь.
ус
23.11.2022 15:15
Жители Донецка крепкие духом,но их беды в определённой пропорции на совести либриков Кремля,которые хотят победить фашизм методами либерастизма.Хватит либерастничать.Жители Донбасса заслужили мирную жизнь.
елена
23.11.2022 12:13
Низкий поклон этим мужественным людям и автору, и Столетию! Больше таких материалов, что бы зажравшиеся коты получали хотя бы уколы совести
СВ
23.11.2022 11:18
Спасибо автору за статью, сидя в мирном городе невозможно себе представить ежедневный подвиг дончан, в голове не укладывается как 8 лет люди выживают....

Эксклюзив
28.11.2022
Максим Столетов
Минобороны РФ заявило о создании в США нового коронавируса с 80-процентной смертностью.
Фоторепортаж
02.12.2022
Подготовила Мария Максимова
Памяти великого исследователя дальневосточных земель.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.