Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Теленеделя: в формате "Зоны"

Теленеделя: в формате "Зоны"

Тюремный быт в новостях и фильмах
Александр Горбунов
30.01.2006

Мученичество рядового Сычева, немыслимое и запредельное, пронзило монотонно-благостный эфир, озабоченный морозами и куриным гриппом.

Ясно: для того, чтобы вас или вашего сына четвертовали, даже не надо совершать ничего противозаконного. Достаточно просто родиться в провинции и попасть в армию, исполняя конституционную обязанность. Вот, к сожалению, единственный вывод, который может сделать любой нормальный человек, смотревший новостные выпуски прошлой недели.

Если же регулярно смотреть вечерние передачи, то можно усвоить, что мученичество – это нормальное состояние гражданина. Мучиться можно в самых разных формах. Особенно наглядным становится мучение на зоне, в заключении. Продюсеры учли обстоятельства и подготовили 50-серийный (!) телефильм с простым и незатейливым названием "Зона. Тюремный роман". Такая мыльная опера по-российски. Зачем тратиться на костюмы и декорации? Можно накрутить полсотни серий в гадких отсеках обыкновенной зоны. А вместо напыщенных романтических диалогов обласкать уши зрителя, поездив по ним криками в духе: "Грабли в сторону, мусора!".

Зритель это поймет. Он у нас уже ко всему привык. Ну, а если еще в чем не разбирается, то по ходу просмотра "догонит". Кстати, в телевизионной зоне присутствуют все – и женщины, и старики, и дети. Так лучше достигается эффект сопричастности аудитории к происходящему.

Пришли вы, скажем, с работы. Не угодно ли приобщиться к лагерному сообществу? Посмотреть в телеэкран, как в глазок на двери камеры. Типа такого реалити-шоу, до чего, правда, еще не докумекали, но вскоре, думаю, осуществят. Тем более, что опыт уже наработан дециметровым каналом ТВ3, где в режиме реального времени показывали пьяных и непьяных, потерпевших и задержанных, проводящих ночь в "обезъяннике" одного из московских отделений милиции.

Приобщение к зоне происходит на уровне лексики: "авторитетный поц", "малява", "бикса" и далее по фене. В ходе своеобразного ликбеза законопослушного гражданина обучают, как надо говорить, ходить, "прописываться" в камере, каков статус "блатного", "мужика" или "опущенного". Все это, как и радость пожилого персонажа, получившего всего (!) два года, сама возможность романа и человеческих переживаний за колючкой – не для того ли, чтобы внедрить на подсознательный уровень обыденность тюремного бытия. Никогда не поверю, что столь объемный проект появился только исходя из рейтинговых соображений.

Закошмаривание продолжают "Ментовские войны" – еще один веселенький сериальчик, который идет следом, безо всякого перерыва. В нем все то безостановочное "мочилово", коррумпированные менты, беглые солдаты… Словом, "сходитесь неуклюжие, начнем травить баланду, и сразу после ужина спою вам про оружие, оружие, оружие балладу!"

Наверняка в казармах Челябинского танкового училища есть телевизоры. Есть они и в домах офицерского состава. Допустив саму возможность соприкосновения подросткового сознания (а солдаты у нас если не по возрасту, то по развитию уж точно подростки) со столь духоподъемным телевещанием, нетрудно понять, что способствует ужесточению нравов. Отуплены не только рядовые, но и лейтенанты, майоры, полковники и генералы.

…Фильм Сергея Медведева о маршале Ахромееве, прошедший по Первому каналу, по сути показывает начало того, что закончилось всероссийским Челябинском. Медведев сделал работу настолько правдивую, насколько это вообще возможно. Показания экспертов, свидетелей, членов семьи, биография маршала, прошедшего Сталинград – никаких лазеек не оставил фильм для трактовки гибели Ахромеева как самоубийства. Мы увидели кремлевский кабинет, в котором Сергей Федорович принял смерть. Вокруг его шеи и оконной ручки был неловко (склеивали обыкновенным скотчем) обмотан пластиковый шпагат, которым вяжут книжные пачки, в двери снаружи забыли ключ. Можно себе представить, что испытывают офицеры, решившиеся служить, когда видят подобное. Маршал, преданный государству, его правителям, обманутый этими правителями и замученный. "Как жить?", - думает офицер. Это вам не "9-я рота". А ведь после нужно (или не нужно?) идти в казарму к солдатам – детям обездоленных.

Рекламный ролик внушает: "Не верь, не бойся, не проси". Меж тем начинается новый сериал про то же самое, про зону: "В круге первом". Сколько их еще, этих кругов?

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..