Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 февраля 2024
«Писатели наши – святое сокровище нации…»

«Писатели наши – святое сокровище нации…»

Памяти известной советской поэтессы Людмилы Щипахиной
Михаил Захарчук
08.11.2021
«Писатели наши – святое сокровище нации…»

Она писала стихи и прозу. Выпустила более 40 книг стихов и переводов. Её имя вошло в энциклопедию «Лучшие люди России». На днях Людмилы Васильевны (26 марта 1933 – 4 ноября 2021) не стало...

Так получилось, что щедрая судьба даровала мне знакомство с двумя великими русскими поэтами в женском обличье – Юлией Друниной, с которой имел честь общаться, и Людмилой Щипахиной, с которой мы крепко сдружились исключительно на интернетных просторах, написавшей по случаю:

Что ждем мы, спутники Сетей,
С утра страницы открывая?
Вестей? Негаданых гостей?
Не началась ли Мировая?..
Чем так возбуждена страна?
И кто-кого?... И что такое?
В кофейной чашке тишина
И обещание покоя.

И что примечательно, поэзию обеих женщин сближали одни и те же качества – она всегда была глубокой, основательной, если так можно выразиться, широкоформатной. Их лирический герой обладал тонким, ультразвуковым восприятием всего того, что творится с нами в нашем бушующем мире.

Она окончила школу в Сталинграде. Два года проучилась в педагогическом институте и поняла: не ее. Послала свои стихи на творческий конкурс в Литературный институт – и прошла! Училась сначала на заочном, потом на дневном. Жила самостоятельно, принципиально не принимала помощь от родителей, хотя они ей все время предлагали. Семья была благополучная. Отец Василий Васильевич прошел всю войну, был тяжело ранен. По профессии он – строитель. Восстанавливал Сталинград. Мама, брат и Людмила приехали к нему с Урала в 1945 году. Жили в знаменитом Доме Павлова – единственном уцелевшем на многие кварталы. Какие там были руины! И отец встал во главе всего строительства. Воздвигал город – от первого жилого дома до всемирно известного мемориала на Мамаевом кургане. Потом его избрали председателем горисполкома. Он – Зслуженный строитель, а мама, Нина Михайловна, – Заслуженный врач.

В Литинституте у нее были замечательные учителя – поэты Александр Жаров и Евгений Долматовский – корифеи гражданской лирики. Неслучайно и она продолжила эту традицию.

Много раз побывала потом в горячих точках – и на Кубе, и в Никарагуа, и в Эквадоре, и во Вьетнаме, и в Афганистане. Ее приезд в Никарагуа пришелся на самый разгар боев, которые вело сандинистское движение с бандами контрас. Там она писала свои стихи, переводила национальных поэтов, участвовала в просветительской работе. В Эквадоре ее наградили «Золотым пером» и приняли в почетные пожизненные члены ассоциации писателей. Но больше всего она любила переводить кубинских поэтов. За сборник «Чаша солнца» удостоилась приема Фиделя Кастро.

Везде в Латинской Америке она с гордостью ощущала, что она – советская.

Как жадно расспрашивали ее и в Эквадоре, и в Аргентине, и в Никарагуа о нашей системе образования и воспитания, как изумлялись нашим бесплатному обучению, бесплатным детским лагерям, символическим ценам на хлеб, свет, транспорт – все это было для них труднодостижимой мечтой.

Эти встречи до последнего болью и тревогой отзывались в ее сердце. Верите, говорила она мне, я иногда во сне разговариваю с ними по-испански...

Вот как она рассказывала об одном из самых ярких эпизодов афганской войны: «Ехали мы по головокружительным горным дорогам, путь был не близкий и опасный – меня даже отговаривали от этой поездки. Вообще-то, я не первый раз была на войне. Во Вьетнаме, под Данангом, чуть не погибла. Представьте себе огромное пространство, вспаханное снарядами, – пейзаж после битвы. И совсем близко – брошенная книга. Ветер перебирает страницы. Кто обронил ее в этом пекле? Ну и кинулась я за книгой. Успела пробежать только десяток метров по минному полю... А вслед мне вой, свист, крики!

А в Афганистане, знаете, чем меня больше всего пугали? Похищением. Это похуже смерти. Но я все-таки поехала в горы, спрятав в сумке маленький "дамский" револьвер, из которого вовсе не умела стрелять. Я тогда вела на нашем телевидении передачу "Москвичка" и мне, во что бы то ни стало, хотелось, чтобы в ней прошел репортаж о замечательных афганских женщинах. Я еще написала о них поэму "Дочери Арианы". Ариана – древнее название Афганистана. Я хотела подчеркнуть, что эти женщины чуть ли не из древнего мира шагнули сразу в социализм. Поэму перевели на языки дари и пушту и читали по кабульскому радио. Страшно даже подумать, что стало с моими героинями при талибах...»

Поэт Людмила Щипахина всегда была на передовой больших и малых событий, что случались в стране и в мире. И со всей ответственностью и мудростью отражала их в своей поэзии.

Шестнадцать республик – единое братство!
Развеяно прахом былое богатство...
Наш век перестройки – коварный и бренный,
По ветру рассеял тот опыт бесценный...
Закрыта святая, заветная дверца...
Но можно ли вырвать такое из сердца?
Ведь были мы силою – неустрашимой.
И пели с надеждой: «Союз нерушимый...»
И в душах носили мы радость такую!
...Не знаю, как вы, – я скорблю и тоскую
О сёстрах и братьях из дальнего края,
Под струи фонтана неслышно рыдая.
События века – хитры и коварны.
Но прошлому мы навсегда благодарны.
Ничто не отвергли, ничто не забыли!
И в золоте светлую память отлили.

Как же много могла вспомнить Людмила Васильевна! Ибо всегда она жила в унисон, слитно со своей страной, своим народом. Пройдя долгую жизнь-поле, ей не в чем было себя упрекнуть. И потому у неё было законное, полное право на такие строки:

Писатели славные, если вам выстоять хочется
И этой эпохе отдать свой талант и долги, –
Тогда у властей покупайте патенты на творчество,
Иначе вы просто надомники и штрафники.
Но козни «всесильных» – попытки убогие!
Они не затронули ваши умы и сердца.
И Муза российская крылья незримо-высокие
Всё так же простёрла над праведным словом творца.
Как веку прорваться сквозь бури любой оккупации?
Властители мыслей, понятно лишь вам бытиё...
Писатели наши – святое сокровище нации.
Её генофонд. И надежда. И правда её.
Вот так и живут переделкинских будней насельники...
Не видимы миру. Эпохе продажной не в масть..
. Хранители тайн. Молчуны. Нелюдимы. Отшельники.
Но их и поныне боится трусливая власть.

Жизнерадостность, жизнелюбие Щипахиной – особь статья. За те годы, что я с ней практически каждый день общался через соцсети, не вспомню случая, чтобы она, начиная свой день с Интернета, не пожелала бы всем в своем стиле самого доброго.

«Доброе утро, друзья! Всем желаю благополучной недели и разных неожиданных приятностей!» «Доброе утро! Всем – здоровья, мира и успехов!» «Встретимся сегодня в полдень, у экранов телевизоров. Послушаем и посмотрим "Прямую линию" нашего Президента. Потом мнениями обменяемся» «Утро. Холодно. Дождливо. Имитация лета. Ничего! Дождёмся!» «Ждём тепла и лета. Да сбудется!» «Доброе ранее утро, друзья! Всем – успехов и удач! Пусть настроение всегда будет бодрым, а кофе –крепким и горячим!» «Прекрасный июнь! Прекрасное утро! Всем нам – удач и успехов! Всем нам – быть на плаву!» «Доброе утро, дорогие друзья! Невыразимая красота каждого дня! Всем нам – гармонии с природой! Здоровья и успехов!» И так практически каждый Божий день. Неугомонная была, неунывающая, душой щедрая и весёлая. У нее даже «Грустный пафос» и тот оптимистичен:

Говорят, у нас сегодня – дно,
Лжи и лицемерия стихия.
Но настанет время, все равно
Выплывет омытая Россия.
Подтолкнет святая память дней.
И поднимут в звёздное пространство
Крылья возвышающих идей
В заповедном космосе славянства.
Не иссякли гордые мечты!
И хотя в Отечестве – упадок,
Но остатком русской красоты
Мы спасаем мировой порядок.

…Мы с Людмилой Васильевной всегда общались подолгу и на самые разные темы. Как бы между делом говорю ей однажды о том, что уже восьмой год как не посещал могилок родителей. В Хмельницкой области они покоятся. И доживу ли до тех времён, когда свободно смогу поехать на любимую родину – неизвестно. Спустя неделю или что-то около этого читаю на том же Facebook:

Вспоминаю с лёгкой грустью –
Жили отпрыски славянства
Слитно с Киевскою Русью.
Без враждебности и чванства.
В отдалённую годину –
Выжечь память не велю –
Я любила Украину!
Может, всё ещё люблю...
Были вместе – мощь и сила!
Был понятен нам язык.
Я кохала. Я любила.
Пела песню про рушник...
Кто же за твоей спиною
Рушит древнее родство?
Что ж враждуешь ты со мною?
Ложь возводишь в торжество.
Я тебя не оттолкнула.
Ума-разума ждала...
... «Ты ж мэнэ пидманула,
Ты ж мэне – пидвэла».

Прослушав большое интервью с Вахтангом Кикабидзе, прозвучавшее по радио «Комсомольской правды», написала: «По-своему впечатлило. Я тоже когда-то брала у него интервью. Но это был совсем, совсем другой человек.

Мой ответ ему сегодня:

Прямо я скажу и грубо:
Все твои наветы – ложь!
Что же ты фальшивишь, Буба,
Против нас теперь поёшь?
Всё бубнишь, клеймишь кого-то.
Напряжение в лице.
Текст забыл и сбился с ноты.
И закашлялся в конце.
Это просто святотатство,
Так уродовать вокал!
А года – твоё богатство –
Ты на лари променял».

Отвечает мне на очередное мое восторженное послание: «Дорогой Михаил, Миша! Спасибо за добрые слова! За чудесную цитату из Ремарка. Жаль, конечно, что такая нежная лирика – давно уже не из моей жизни. А «партизанские порывы» – поехать, разыскать – тоже из далекого прошлого. Встречаю в Ленте Ваши интересные материалы. ЗдОрово! Очень нравятся. Читаю с большим интересом. Так что наша виртуальная дружба пусть крепнет и процветает! Да здравствует Инет! Вы – чудесный! Хорошего вечера!»

… Увы, никогда не услышать мне больше в свой адрес столь добрых слов от моего заочного друга.

Царствие вам Небесное, дорогая Людмила Васильевна!


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..