Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
28 мая 2024
Песни военного времени

Песни военного времени

В свет вышел песенный альбом известного поэта и музыканта Сергея Комлева
Станислав Минаков
07.03.2024
 Песни военного времени

«Песни военного времени» — это музыкальные сочинения поэта на стихи собственные, поэтов-фронтовиков Великой Отечественной и поэтов-современников.


Этот цикл в музыкальном и духовном смыслах наследует русской песне — солдатской, романсовой, советской — в лучших ее образцах с трепетом обходившейся с поэтическим первоисточником. Этот цикл, в то же время, и попытка продолжить старинный жанр русской военной песни, первую из которых относят к Х веку. «Традиция военных песен очень древняя, — отмечает сам Комлев. — Как песенный жанр он начал формироваться в XIX веке: “Черный ворон”, “Любо, братцы, любо”… А песни Великой Отечественной войны — это расцвет советской песни. Мои “Песни военного времени” — это не конкретно о войне, а о том, что связано с войной. С людьми на войне, с людьми в тылу».

Так повелось, что трагические годы Отечества в особом свете преломляются в песнях, ставших нашим неотменимым духовным кодом. Достаточно назвать лишь несколько шедевров, созданных в 1941-1945 гг. и в послевоенные годы, известных на Руси каждому, живых и сегодня: «Соловьи, не тревожьте солдат...», «На солнечной поляночке...», «Горит свечи огарочек...», «Где же вы теперь, друзья-однополчане...» Алексея Фатьянова; «В землянке» Алексея Суркова, «Эх, дороги...» Льва Ошанина, «Случайный вальс» («Ночь коротка, спят облака...») и «Песня о Днепре» Евгения Долматовского, «Темная ночь» Владимира Агатова (Петрова), «Священная война» («Вставай, страна огромная...») Василия Лебедева-Кумача. Неодолимой скорбной вершиной стоит в этом ряду сочинение Михаила Исаковского «Враги сожгли родную хату», опубликованное в 1946 г. 

Любимых нами композиторов-песенников, донесших до нас эти стихи, мы тоже прекрасно помним.

«А что есть названные песни, с их словами и музыкой?!.. — восклицает писатель, исследователь литературы Юрий Милославский. — Великое и трагическое, бессмертное достижение русского духа. Вот когда даже Долматовский с Блантером — приблизились к Пушкину и Глинке. Что бы мы делали и кем бы мы были без песен военных лет? Мы были бы много-много беднее. Мы бы просто были чем-то другим».

В послевоенные годы был создан сонм потрясающих песен, достаточно назвать «Журавли» на стихи Наума Гребнева, на русском рассказавшего сочинение Расула Гамзатова, «На безымянной высоте» на стихи Михаила Матусовского, «От героев былых времен» Евгения Аграновича…

«Русская песня военных времен есть, как явление, одно из составляющих Русской Цивилизации», — утверждает Ю. Милославский.

И сегодня — в свете текущей войны — пишутся стихи и песни, порой становящиеся, в ряд с великими шедеврами той, Великой Отечественной.

«Я не думал ни о каком цикле, — рассказал С. Комлев в интервью череповецкому журналисту С. Виноградову. — Летом 2023 года вдруг написалось начало стихотворения “Уходили за Донецк пацаны“, а через несколько дней к нему вдруг пришла мелодия. И я решил эту песню записать вместе с руководителем музыкального коллектива ансамбля “Русский Север” Вадимом Кучиным».

Рефренно-ключевой строкой в песне «Уходили за Донецк пацаны» Сергей Комлев, с одной стороны, подхватывает походное знамя героев песни «Уходили комсомольцы / На Гражданскую войну...» М. Исаковского (1937, муз. братьев Покрасс), с другой стороны, смыслово вторит трагическим «Журавлям» и замыкает панораму «синим Доном», внятным всякому русскому человеку. Пацаны-воины у Комлева пьют «Дон земной», кто выжил, и «Дон небесный» — кто пал в бою. Горьки строки о русской распре — «как клюют друг друга насмерть птенцы / из большого одного из гнезда…»

Нам бы выжить, дотянуть до весны.
Лето чёрное навеки избыть.
И уходят за Донецк пацаны
Дону синего из касок испить.
Неба синего из Дону испить…


https://www.youtube.com/watch?v=mDFogZVSKAQ 

 

На стихи минского поэта и журналиста Ирины Карениной сложена С. Комлевым песня «Когда отгремят», в которой есть слова, обращенные к ангелу:
…Лети на печальный рождественский Юг
И горю вели перестать.
И сердцу вели не дрожать, а гореть
Во тьме маяком, светляком,
Чтоб каждый, кого обрекают на смерть,
До Бога добрался легко.


https://www.youtube.com/watch?v=_ABsBOL1zhs 


Потрясающий трагический вальс Сергей Комлев написал на стихи замечательного поэта Владимира Яковлева (Астрахань, 1952 — Москва, 2016) — рыбака, морпеха, мастера спорта по дзюдо, выпускника Литинститута, переводчика.

На донбасскую тему — нет песни сильней, глубже и гармоничней. Скажу больше: это одна из лучших песен, что я слышал в жизни. Уверен, что песня «Под измученным небом донецким» станет частью русского национального кода.

Поблагодарим писателя Юрия Георгиевича Милославского, который соединил авторов этой песни: «Существенно, что направление, в котором следует Комлев, было, на наш непросвещенный, слушательский взгляд, безупречно понято и принято аранжировщиком: театральным композитором Григорием Григорьевым. Как поэт, Комлев владеет редким в наши времена даром создания мелических текстов, т.е. стихотворного слова, которое следует петь». 

Автор музыки прекрасно исполняет свое сочинение, с очень точной интонацией, — доверительно, сострадательно, трагично донося до нас слово поэта Владимира Яковлева, с болью писавшего в 2014 г., после начала украинского ада.

Стихотворение Яковлева, датированное 9 октября 2014 г., называется «Песня», и Комлев нашел конгениальную тексту мелически-интонационную подсветку.


https://www.youtube.com/watch?v=YZ8hNUIGaV0


На осеннем ветру, на высоком юру,
Под измученным небом донецким
Я б нашел поутру свою смерть, как сестру,
Я б простился с родными – да не с кем.

Моих самых родных нету больше в живых –
Как один все фугаской убиты.
А у дальних моих на распутьях кривых
Память выклевал ворон сердитый.

Рядом пули свистят, рядом танки горят
И дымы, словно души, – белёсы.
Погибают друзья, убывает заря,
А меня душат горькие слезы.

Пусть я тоже умру – смерть красна на миру.
Мне делить ее более не с кем.
На холодном ветру, на высоком юру,
Под измученным небом донецким.

Писатель Екатерина Домбровская так сформулировала свои впечатления о поэте: «Владимир Яковлев — само воплощение тайны поэтического дара. У него — интуиция глубокого сердца. Концентрация мысли и переживания, объединенных сердцем. И всегда присутствует у него надмирный взгляд, даже на самые земные вещи, словно часто он пишет о земном и человеческом, находясь на высоте полета сверхзвукового самолета. Взгляд его охватывает в одном стихе сразу большие пространства. И временные и географические... и никогда никакой игры слов, никакой поэтической амбиции — вона, мол, я как умею... Человек на кресте в слова не играет. Он молится. Вся поэзия Владимира — молитва. В этом я вижу и родство, и отличие его от наследия Рубцова. Это родство уже умудренного и умудренного именно духовно — сына, а потому и превосходящее нередко первоначальника. Большой поэт Владимир Яковлев. Пред памятью его и творчеством склоняю низко голову».

Сергей Комлев положил на музыку также потрясающее стихотворение Юрия Милославского, тоже написанное в судьбоносном 2014 г.


https://www.youtube.com/watch?v=lVSG2vnVi8o


Бог тебя наказал до последних, засечных камней,
Не щадя куполов, что ворованным трачены златом.
Первозванный Рыбарь не побрезговал банькой твоей,
Но тебя — не отмыть ни огнём, ни водою, ни адом.

Всех простят и утешат. Отпустят им вечного сна.
Тем, что Мёртвое море втянуло отравленным илом, –
Всем отмоленным быть. А тебе — не подняться со дна,
Не уснуть, не проснуться, не встать никогда из могилы.

И не быть похоронену. Это ль не грёбаный стыд?
Никого не нашлось твоему воспротивиться тлену.
Только гетман Ивашка на «мерине» чёрном летит —
По дороге обугленной мчится в родную геенну.

Даже он тебя предал. И ты остаёшься — один.
Словно снайпер безглазый прицелом ведёшь по карнизу.
И на тело твоё из оконца мы молча глядим,
Где английскою красною тронуло ночь исподнизу,

Где каштаны по-русски лопочут, а злой пулемёт
По-хазарски хрипит, издыхая у дальних заборов.
Где в поруганном граде любезная сердцу живёт
И спасает бродячих собак от твоих живодёров.

Столь страшных слов о «матери городов русских» мы прежде не слыхивали.

Без надрыва, спокойно и убедительно, глубинным баритоном ведет автор свое горькое сказание о падении Киева в цивилизационную бездну.

Комлев поясняет: «Мне лично кажется, что “Киевский вальс” — самая трагичная песня в этом цикле. Даже трагичнее вальса “Под измученным небом…”».

И эти слова не вдруг вспомним: «Какой ты красивый, мой родной Киев! Добрый город, святой город! Какой ты прекрасный, какой ты ясный, мой седой старик! Что солнце между планетами, что царь между народом, то Киев между русскими городами. На высокой горе стоит он, опоясан зелеными садами, увенчан золотыми маковками и крестами церквей, словно святою короною; под горою широко разбежались живые волны Днепра-кормильца. И Киев, и Днепр вместе… Боже мой, что за роскошь! Слышите ли, добрые люди, я вам говорю про Киев, и вы не плачете от радости? Верно, вы не русские».

Этот поэтичный и вдохновенный, с высокой любовью и пафосом исполненный пассаж о Киеве принадлежит писателю Евгению Гребёнке (по-малороссийски — Грэбинке), уроженцу полтавского села. Гребёнка, по рождению малоросс, в русской культуре остается автором слов знаменитого русского романса «Очи черные» и песни «Помню, я еще молодушкой была» (в оригинале «Молода ещё я девица была…»). 

Размышляя о генезисе песенного творчества Сергея Комлева, вспомнил одну из лучших наших песен о Великой Отечественной войне, прозвучавшую в замечательной экранизации повести Веры Пановой «Спутники» (1946) — телесериале режиссёра Петра Фоменко «На всю оставшуюся жизнь» (1975, сценарий сына писательницы прозаика Бориса Вахтина). Песню на музыку Вениамина Баснера, слова Фоменко и Вахтина:

— Сестра, ты помнишь, как из боя 
Меня ты вынесла в санбат? 
— Остались живы мы с тобою 
В тот pаз, товарищ мой и брат. 

Hа всю оставшуюся жизнь 
Hам хватит подвигов и славы, 
Победы над вpагом кpовавым 
Hа всю оставшуюся жизнь. 

Гоpели Днепp, Hева и Волга, 
Гоpели небо и поля... 
Одна беда, одна тpевога, 
Одна судьба, одна земля. 

Hа всю оставшуюся жизнь 
Hам хватит горя и печали. 
Где те, кого мы потеряли 
Hа всю оставшуюся жизнь…

Исполнили песню за кадром ленинградская актриса Таисия Калинченко, сыгравшая одну из главных ролей в фильме, санитарки госпитального поезда, и П. Кравецкий. Так и слышатся эти голоса: «Мы шли к любви и милосердью / В немилосердной той войне…».


https://www.youtube.com/watch?v=CmuiWQkeRRs


Ю. Милославский навел С. Комлева на стихи «На снегу белизны госпитальной...» поэта-фронтовика киевлянина Семена Гудзенко (1922–1953), написанные в 1945 году и пока еще востребованные меньше, чем знаменитые гудзенковские стихотворения. В известном смысле их вернул в читательское поле зрения Евгений Евтушенко, опубликовавший балладу о военвраче в своей мощной антологии «Строфы века» (1995). 


https://www.youtube.com/watch?v=_6h7Unxxhrc


На снегу белизны госпитальной
умирал военврач, умирал военврач.
Ты не плачь о нем, девушка,
в городе дальнем,
о своем ненаглядном, о милом не плачь.

Наклонились над ним два сапера с бинтами,
и шершавые руки коснулись плеча.
Только птицы кричат в тишине за холмами.
Только двое живых над убитым молчат.

Это он их лечил в полевом медсанбате,
по ночам приходил, говорил о тебе,
о военной судьбе, о соседней палате
и опять о веселой военной судьбе.

Ты не плачь о нем,
девушка, в городе дальнем,
о своем ненаглядном, о милом не плачь.
..Одного человека не спас военврач -
он лежит на снегу
Белизны госпитальной.

Есть в сюите Комлева и песня на стихи фронтовика Константина Ваншенкина (1925–2012) «Солдаты» (1960), уставшего от войн и смертей:

В земле солдат намного больше,
Чем на земле.
Перед Москвой, над Волгой, в Польше,
В кромешной мгле
Лежат дивизии лихие
И корпуса.
А сверху — дали голубые
И небеса.

Лежат бригады, батальоны
И тыщи рот.
А сверху по траве зеленой
Проходит взвод.
Какая ждет его дорога?
Встает рассвет.
В земле солдат и так уж много
За много лет.


https://www.youtube.com/watch?v=bigqrckmZbA 


Марш Комлева-Ваншенкина становится в колонну с великими русскими и советскими маршами, такими как «Десятый наш десантный батальон» Шнитке–Окуджавы из к/ф «Белорусский вокзал», «От героев былых времен» Хозака-Аграновича из к/ф «Офицеры», «И все-таки мы победили!» Тодоровского–Поженяна из к/ф «По главной улице с оркестром».

Комлев музыкальным строем и видеорядом выводит сочинение с маршевыми когортами на Красную площадь, следом отправляя реку «Бессмертного полка» и потому завершая словами, которых не было у горестного фронтовика атеиста Ваншенкина, но которые есть у православного христианина Комлева:

Куда зовет его тревога?
Встает рассвет.
И в небо стелется дорога.
И мертвых — нет!

Ведомый подлинным чувством, вольно или невольно Сергей Комлев воздвиг песенную сюиту, в которой предстает две-войны-как-одна, а это — точно не только ментально, но и политически, поскольку война против Русского мира не закончилась в 1945 г., а длится и сегодня.

P.S. Сергей Викторович Комлев родился в 1968 г. в Узбекистане. Но его настоящая малая родина – древний русский город Новгород-Северский на Черниговщине и большое село Воронеж неподалеку от него, где служили священниками несколько поколений его предков. Окончил факультет журналистики МГУ. Работал на телевидении и в печатных СМИ. Автор многих текстов для популярных групп «Квартал» и «Браво». Пишет и исполняет собственные песни, окончил музыкальную школу по классу скрипки. В 2018 г. вышла пока единственная полноценная книга его стихов «Фонарщик». Стихотворения Комлева публиковались в ряде «толстых» журналов. Живет в Череповце.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

И. Е.
10.03.2024 11:24
Затруднительно выбрать лучшую песню: каждая хороша по-своему. Но есть у них общее (даже в песне «Мертвых — нет», хотя и в меньшей мере): интонация усталости, может быть, даже безнадёги? Нечто новое и ИНОЕ в сравнении с советскими песнями воинской тематики. Такое не чувствуется даже в лиричнейших, как, например, «Вьется в теплой печурке огонь». Знаменательное новшество, как кажется: не выражает ли эта интонация типичное для наших современников-тыловиков отношение ко всему, что связано с   СВО и всеми, предшествующими ей событиями? (Кстати сравнение: ролики с песнями Комлева (которые я успела прослушать помимо указанных в ссылках статьи С. Минакова), не имеют комментариев, а подписчиков всего 46, тогда как под роликом Б. Гребенщикова (попался на глаза почти рядом) 4,7 млн.просмотров. Симптоматичные статистические показатели. УВЫ…
Некоторые песни в роликах сопровождаются документальными кадрами чудовищных последствий войны на Донбассее. Вот что надо бы показывать ЕЖЕДНЕВНО по телику, чтобы хоть слегка пробить толстенную шкуру наших обывателей… Тогда бы и песни Комлева были услышаны не 46-ю , а тысячами слушателей. Но разве от наших медиа дождешься ТАКОГО….
Игнат
07.03.2024 22:59
Не верится, что такие песни кто-то сегодня пишет!
АлександрС.
07.03.2024 16:17
Хотел бы выразить особую благодарность Станиславу Минакову. Спасибо, Вам большое Станислав просто за то, что Вы есть такой какой есть. С огромным удовольствием слежу за Вашим творчеством, наверное уже более 15-ти лет. Очень был рад, когда Вы после переворота на Украине переехали в Россию. С огромным уважением.
P.S. И Вы абсолютно правы в том, что мы просто обязаны держать планку в литературе и поэзии, хотя бы на прежнем уровне.
Станислав Минаков
07.03.2024 14:07
Появление произведения такого духовного и эстетического уровня ценно еще и тем, что возвращает нас к иерархичности искусства, Абсолюту, тезису «есть ценностей незыблемая ска́ла» — на фоне новоявленных «патриотических» песне- и стихотворцев, весьма активных, гастролирующих, мелькающих на телевидении с таким видом и напором, словно великой русской поэзии как не бывало. А она есть, не прерывалась. Но не «пылит», не «гонит малограмотную пургу», не рвётся к микрофону на эстраду, не «осваивает финансовые потоки», не бьет себя кулаком в грудь, не кричит о собственной гениальности и порой ведет полукатакомбное существование.
Станислав Минаков
07.03.2024 14:06
Полагаю, что этот цикл — целиком и поврозь — следует передавать в эфирах всех теле- и радиостанций, распространять всячески. Это важно еще и потому, что сейчас чья-то умная воля осуществляет очередную подмену в русском искусстве, изымая из узлов нашей культурной кристаллической решетки — отработавшие тридцать лет и выполнившие поставленную врагом задачу — квазилиберальные молекулы и насаждая псевдопатриотические. Эта тенденция набирает обороты, и активная кампания начата с самого неинерционного жанра — поэзии.

Эксклюзив
27.05.2024
Максим Столетов
От Норвегии до Польши протянется антироссийская «стена дронов»
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.