Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
31 января 2023
Разделить Афганистан?

Разделить Афганистан?

Американский эксперт предлагает план расчленения страны на две части
Наталья Бурлинова
24.03.2011
Разделить Афганистан?

В первом номере за 2011 год наиболее авторитетного американского журнала по вопросам международной жизни Foreign Affairs была опубликована крайне циничная по своей сути, но от этого еще более интересная для анализа статья американского отставного дипломата Роберта Блэквила под названием «План «Б» в Афганистане».

Роберт Блэквил в 2001–2003 гг. служил послом США в Индии, затем, вернувшись в США, был помощником Советника по национальной безопасности. Ныне занимается научной деятельностью.

Основной посыл статьи заключается в следующем. Стратегия Обамы для АфПака не срабатывает, ситуация в Афганистане сложная и вряд ли изменится к лучшему, положение осложняют заявления Обамы о скором выводе войск из этой страны. Однако полностью уходить из Афганистана нельзя, необходимо здесь сохранить американское военное присутствие в интересах общей геополитики в регионе Большого Ближнего Востока и Центральной Азии. Но поскольку сделать этой в масштабах всей страны представляется затруднительным (особенно на юге и востоке, где сильно влияние талибов), то предлагается очень простой вариант, который состоит в том, чтобы расчленить страну на две части: север и запад (под контролем Кабула и Запада) и восток и юг (под контролем талибов). Это и есть план «Б».

Идея разделения Афганистана звучит из уст Блэквила не в первый раз. Еще осенью 2010 года бывший он говорил о разделе афганского государства как о неизбежном варианте развития событий. Нынешняя статья очень показательна, в ней с невероятной откровенностью даже для американского истеблишмента проявляется вся сущность взгляда республиканцев на Афганистан и мир в целом, прикрывавшаяся долгие годы благородными идеями заботы о благе афганского народа.

Само предложение – расчленить Афганистан – вполне укладывается во внешнеполитическую логику Соединенных Штатов, которые, преследуя собственные интересы, очень часто пренебрегают международным правом или обращаются к его нормам уже постфактум.

Достаточно вспомнить Югославию, Ирак или даже Афганистан, где, к слову сказать, военная американская операция «Несокрушимая свобода» началась с бомбежек Кабула и других крупных афганских городов еще до принятия Советом Безопасности ООН какой-либо резолюции по ситуации в стране. Первые резолюции СБ ООН по Афганистану были приняты несколько позже и наделили мандатом на проведение операции в Афганистане лишь Международные силы содействия.

Вне рамок международного права находится и предложение господина Блэквила по поводу расчленения суверенной страны, у которой есть (плохой ли, хороший, но свой) президент, свое правительство, своя система управления. Афганистан – это государство, а не территория под опекой. И по юридическим основаниям международного права государство, равное Штатам и в смысле суверенитета, и в плане права на сохранение своей территориальной целостности. Возникает вопрос, в соответствии с какой правовой международной нормой господин Блэквил собирается расчленять Афганистан? И неужели он полагает, что расчленение Афганистана будет поддержано другими международными и региональными игроками?

Свою концепцию раздела страны Блэквил подкрепляет следующими аргументами.

Во-первых, большими финансовыми расходами на Афганистан. Война обходится американским налогоплательщикам в кругленькую сумму. А сокращение зоны ответственности приведет к сокращению финансовых затрат и на афганское государство, и на содержание американской армии, потому что ее численность сократится максимум до 50 тысяч человек.

Во-вторых, большими человеческими потерями. В Афганистане ежегодно гибнут десятки и даже сотни солдат США и стран НАТО. Можно также дополнить господина Блэквела, что от присутствия США и НАТО в Афганистане каждый год погибают тысячи афганцев. Но этот факт не беспокоит посла Блэквила.

В-третьих, Блэквил уверен (в большой степени с этим можно согласиться), что США и НАТО реально не контролируют ситуацию на юге и востоке страны. Более того, администрация США должна, уверен Блэквил, смириться с тем, что рано или поздно «Талибан» вернет себе контроль над пуштунскими югом и востоком страны.

Поэтому надо перестать «приносить ненужные жертвы на юге и востоке и согласиться с «реальным раскладом сил» в соответствующих провинциях. Эту стратегию Блэквил назвал «уйти, чтобы остаться».

Для пущей убедительности господин посол приводит свой главный довод – подобная стратегия, основанная на констатации реальности, приведет к стабилизации ситуации, поскольку станет понятно, кто какую территорию контролирует.

Что же конкретно Блэквил предлагает Обаме?

Самое главное - вывести силы наземного базирования с большей части пуштунского юга, включая Кандагар. Предлагается прекратить боевые действия в горах (будто НАТО и США сегодня в действительности активно ведут эти действия), на равнинной местности и в городах южных и восточных провинций. При этом Блэквил призывает администрацию Обамы «долго играть роль деятельной боевой силы в Афганистане» и решительно отвергать перспективу установления постоянного контроля «Талибана» над южными провинциями. Но как же, спрашивается, Соединенные Штаты могут «решительно отвергать» контроль талибов над южными и восточными провинциями, если войска будут выведены с этих территорий?

Видимо, с помощью второго шага, который Блэквил рекомендует предпринять Обаме, а именно после вывода сил из южных провинций предложить талибам соглашение о разделе зон влияния в Афганистане, «коль скоро «Талибан» прекратит оказывать поддержку мировому терроризму». В данном случае господин Блэквид демонстрирует удивительную прозорливость – он по каким-то одним ему ведомым сигналам заранее знает, что «Талибан» откажется от поддержки «Аль-Каиды» и будет готов поделить страну с американцами. Если интерпретировать это предложение через призму реальной ситуации в этой стране, то фактически предлагается начать и узаконить официальный процесс реталибанизации страны с выделением для талибов собственной территории для создания шариатского государства а-ля Северный Вазиристан в миниатюре в южных и восточных провинциях. Видимо цель Буша – уничтожить режим «Талибана», приютившего террористов, виновных в 9/11, теперь не актуальна в среде исследователей республиканского толка.

Блэквила не смущает, что он фактически предлагает обнулить все те жертвы, которые страны МССБ и сами Соединенные Штаты понесли в этой войне убитыми и ранеными. За что же все эти десять лет погибали американские солдаты? Чтобы в один прекрасный день дипломат Блэквил заявил, что надо вернуться к тому, с чего начинали, а именно – отдать Афганистан талибам.

Остается непонятным, каким образом реализация данной стратегии позволит стабилизировать страну. Ведь уход американцев из южных и восточных провинций не закончит войну, а лишь констатирует поражение Запада, и убедит талибов, а вместе с ним и представителей «Аль-Каиды», что тактика партизанской войны повстанческого сопротивления приносит положительный результат. Отступление западных сил они воспримут как свою победу, но этим не ограничатся, потому что конечная и главная цель «Талибана» - заставить войска США и НАТО полностью покинуть страну.

Ошибочно считать, что передача талибам под контроль южных и восточных провинций умерит их пыл. Наоборот, можно с уверенностью сказать, что если американцы оставят южные и восточные провинции и перейдут к стратегии сдерживания на условной границе с талибской зоной, партизанская война лишь усилится, причем в небывалых масштабах. «Талибан» поверит в свою силу, развернет на территории этих провинций активную деятельность и начнет экспортировать нестабильность на западные и северные, сейчас относительно спокойные, провинции страны.

Война возобновится с новой силой и будет перенесена на север и запад. И никакая линия сдерживания, никакие точечные удары по талибам в условной «зоне их влияния», чтобы они не чувствовали себя в безопасности, как предлагает Блэквил, ситуацию не спасут.

При этом поражает «наивностью» утверждение автора о том, что вряд ли талибы, якобы наученные горьким опытом американского вторжения, захотят приютить в своей зоне контроля «Аль-Каиду». И главный довод в пользу этой мысли – боевиков «Аль-Каиды» осталось совсем немного, по данным Блэквила, не более 100 человек. Тем самым Блэквил как бы постфактум оправдывает стратегию Буша в Афганистане, который ставил одной из главных задач уничтожение «Аль-Каиды». Но кто в действительности сосчитал боевиков «Аль-Каиды» в Афганистане? И какая есть гарантия, что на «освобожденные от неверных» территории не прибудут новые боевики, например, из Йемена?

Осознает ли Блэквил реальные последствия подобного шага? Что будет означать раздел Афганистана на практике?

Создается такое впечатление, что американский дипломат все еще живет в реалиях Британской империи начала XX века, когда Лондон делил свои колонии по принципу «а я так хочу» и не учитывал ни интересы народов, населявших азиатские колонии британцев, ни этнический состав этих земель. Именно тогда появилась злосчастная «линия Дюранда», разделившая пуштунов между Исламабадом и Кабулом и превратившаяся в бомбу замедленного действия для всего региона АфПака. Сегодня Блэквил предлагает вновь поступить по этому принципу и создать новую «линию Дюранда», а вместе с ней и зону нестабильности, только теперь не между двумя отдельными государствами – Пакистаном и Афганистаном, но в рамках одной страны между ее частями. При этом господин Блэквил, демонстрируя абсолютное непонимание афганского менталитета и восприятия афганцами своей родины, предлагает заручиться поддержкой данной идеи со стороны афганских таджиков, узбеков и хазарейцев, которые, как он считает, должны быть заинтересованы в разделении Афганистана.

Кроме того, Блэквил фактически продавливает идею создания пуштунского государства, хотя и утверждает в статье обратное - не верит в его создание, хотя и признает, что раздел Афганистана спровоцирует всплеск сепаратизма.

Между тем, в случае реализации подобного сценария, вместо одного самопровозглашенного исламистского шариатского государства Вазиристан на севере Пакистана (с которым пока не могут справиться и поставить под контроль ни американцы, ни Исламабад), американцы рискуют создать себе на голову еще одно подобное образование. И это образование наверняка захочет воссоединиться с другой частью Пуштунистана по ту сторону линии Дюранда, что вызовет этнический протест внутри самого Афганистана и Пакистана. Это может привести к новой гражданской войне.

Но Блэквил настолько циничен в отношении афганского населения, что даже не скрывает этого. Разделить внутренне перемешанную и крайне не однородную в этническом плане страну представляется проблематичным. В случае раздела на талибской территории останется непуштунское население, останутся люди, которые поверили и последовали за новым афганским правительством, голосовали за Карзая, отдали девочек в школы. Страшно представить себе, что будет с этими людьми после восстановления на этих землях полноценного режима талибов. И что предлагает Блэквил? Американский автор, не смущаясь, предлагает фактически бросить этих людей «на произвол судьбы», поскольку, к его большому сожалению, «это трагическое следствие местных реалий», а «обстоятельства диктуют свои условия». И продолжает дальше с отвратительной даже для политики откровенностью:

«Соединенные Штаты и их союзники начали войну в Афганистане не для того, чтобы защитить все слои местного населения от средневекового варварства, и они не собираются сейчас брать на себя эту задачу, на решение которой может уйти несколько десятилетий».

А что же тогда, спрашивается, делает НАТО в Афганистане? Почему тогда со всех трибун руководители альянса заявляют о защите афганского населения как о приоритете номер один для сил МССБ. Зачем издается специальное руководство для солдат МССБ, в котором разъясняется солдатам, что защита простых афганцев – их главная задача. И ведь это откровение больнее всего звучит не для афганцев, которые вовсе не питают каких-либо фантазий насчет НАТО. Это звучит как оскорбление для солдат и специалистов Международных сил содействия безопасности в Афганистане, которые верят в то, что помогают местному населению восстанавливать страну, подвергая при этом свои жизни опасности. Или получается, что политики, скажем мягко, вводят в заблуждение собственных граждан и военнослужащих?

В итоге, предлагаемая Блэквилом стратегия расчленения Афганистана приведет к межэтническому хаосу в этой стране. Резко возрастет вероятность новой гражданской войны, зона стабильности сузится как шагреневая кожа, война перекинется на север и запад Афганистана. «Талибан» почувствует вкус победы и обретет уверенность в своих силах и в окончательной победе над западной коалицией, партизанская повстанческая война возобновится с новой силой. Возрастет напряженность в отношениях Кабула и Исламабада, который не преминет воспользоваться ситуацией распада соседней страны и усиления своего влияния на этой территории. С другой стороны, возникнет еще большая угроза для внутренней стабильности самого Пакистана перед лицом внутренней талибанизации со стороны все более неподконтрольной зоны племен и приграничных территорий, на которых де-факто уже существует шириатское образование Вазиристан. Кроме того, не забудем международную реакцию, которая будет однозначно негативной со стороны крупных региональных игроков и соседей (Россия, Китай, Индия, Пакистан, Иран). Вряд ли эти страны согласятся с подобной участью для Афганистана, памятуя не только о неукоснительном соблюдении международного права, но и о своих собственных интересах в этой стране. Не стоит забывать и о реакции европейских членов НАТО, которые также вряд ли спокойно согласятся с подобным сценарием.

Призывая демократическую администрацию к уходу из южных и восточных провинций и к разделу Афганистана, Блэквил фактически призывает ее копать себе политическую могилу.

Ведь задача Обамы – создать хотя бы формальные условия (целостное государство, относительно стабильное центральное правительство, собственные силы безопасности, армии и полиции, видимость функционирования демократической системы, обеспечение национального примирения, наконец, процесс мягкой реинтеграции умеренных талибов в афганское общество) для постепенного вывода американских сил из этой страны. По плану Обамы в Афганистане в долгосрочном плане американцы готовы присутствовать на постоянной основе только в рамках военных баз. По количеству сил это в разы меньше чем сейчас, поэтому Вашингтону нужен стабильный Афганистан. То, что предлагает Блэквил – ведет к хаосу не только в масштабах одной страны, но и всего региона Среднего Востока. Это и есть одна большая политическая провокация для Обамы, который «уйдет из Афганистана», но в президентах в случае ухода по сценарию, предлагаемому Блэквилом, точно не останется.

Наталья Бурлинова – кандидат политических наук

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..