Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 июля 2024
Оранжевый туман над Каспием

Оранжевый туман над Каспием

О дутых сенсациях вокруг визита президента Туркменистана в Баку
Аждар Куртов
26.05.2008
Оранжевый туман над Каспием

В столице Азербайджана недавно побывал с визитом президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. В преддверии этого события и непосредственно в ходе визита мировые средства массовой информации накрыла мощная волна сообщений корреспондентов и комментариев различных экспертов, которые неизменно патетически пророчествовали о новой эпохе, которую, якобы, открывает визит главы туркменского государства в соседнюю прикаспийскую страну.

Отметились на этом «пиршестве сенсаций» и многие российские авторы. Их велеречивые умозаключения сводились в общем-то к простой фабуле: все вспоминали давний конфликт между Туркменистаном и Азербайджаном по поводу спорных участков акватории Каспия; все приводили довод о том, что прежний президент Туркменистана сторонился встреч со своим азербайджанским коллегой по цеху; все указывали на очевидную взаимосвязь нынешнего визита с проектом «Набукко».  

Однако мало кто мог усмотреть за всем этим потоком информации его истинный источник. Ведь те же российские СМИ довольно редко удостаивают своим вниманием визиты глав бывших союзных республик друг к другу. А тут будто проснулся вулкан. Все только и говорили о том, что данный визит может приблизить реализацию проекта прокладки Транскапийского газопровода в обход территории России. В этом собственно и была «зарыта собака». Многим в России только кажется, что «оранжевая волна» давно схлынула и больше никогда на пространстве СНГ розы, апельсины и тюльпаны и им подобные символы не будут красоваться на флагах политических сил, стремящихся силой заполучить власть. Между тем, это явное заблуждение. Ведь стоящие за спинами оранжевых оппозиционеров силы никуда не исчезли, как не исчезла и их идеология, базирующаяся на крутой смеси воинствующего демократического мессианства западного разлива.  

Попытки трансформировать по западным лекалам постсоветское пространство были и будут. И вся ситуация, связанная с визитом туркменского президента в Баку, - лишнее тому подтверждение.

При этом мы вовсе не утверждаем, что в Вашингтоне и Брюсселе замыслили вырастить в лабораторной колбе азербайджанскую «девушку с косой» или туркменского «неистового розового Мишку». В конце концов, натовские стратеги – не такие примитивные недоумки, чтобы не понимать всю неготовность условий для лобовой оранжевой атаки в Баку или Ашхабаде. Поэтому на этот раз их замысел более замаскирован и не столь прямолинеен. Но стратегическая цель при этом остается неизменной: отколоть от СНГ новый кусок, максимально ослабить связи между Россией и ее ближайшими соседями, проложить мосты, по которым в будущем новые когорты западных волонтеров смогут пойти в Азербайджан и Туркменистан.  

Частью этой оранжевой стратегии являются соответствующие информационные кампании, навязывающие окружающим определенную точку зрения и способствующие утверждению в умах заранее выстроенной позиции. Не случайно в большинстве сюжетов о визите президента Туркменистана можно было встретить в качестве лейтмотива мысль о том, что Гурбангулы Бердымухамедов, де, - это не Сапармурат Ниязов, слывший взбалмошным и болезненно тщеславным диктатором, рассорившимся с Гейдаром Алиевым из-за личной неприязни. А вот Гурбангулы Бердымухамедов, мол, - это совершенно другой лидер, проводящий принципиально новую политику, и поэтому, якобы, с ним обязательно в Баку будет достигнуто полное взаимопонимание.  

Другим намеренно внедряемым в сознание тезисом стало утверждение, что спор между Туркменистаном и Азербайджаном касается всего-то одного нефтегазового месторождения на Каспии. Сущая безделица, мол, стоило из-за этого огород городить, копья ломать. Короче всех подводили к выводу о том, что эти разногласия можно легко преодолеть.

Особенно, если иметь в виду те «колоссальные выгоды», которые, якобы, сулит Ашхабаду его участие в осуществлении проекта Транскаспийского трубопровода.

Между тем, все эти информационные сюжеты являются преднамеренной ложью. Ложь в пропаганде ведь не является личным изобретением доктора Геббельса, и она не исчезла из практики СМИ после его смерти. Есть надежные последователи этого талантливого рупора Третьего рейха.  

Однако все по порядку. В 90-ые годы прошлого века при Гейдаре Алиеве и Сапармурате Ниязове посольство Туркменистана в Баку как раз функционировало, а вот азербайджанского посольства в Ашхабаде не было. И трения между двумя странами касались широкого спектра проблем, а вовсе не только спора об одном единственном месторождении. Азербайджан лишь с начала нынешнего века стал потихоньку выходить из экономического кризиса. Причем, судя по тому, что азербайджанцы по-прежнему не стремятся возвращаться на свою историческую родину с той же России, ситуация в Азербайджане не так уж великолепна, как можно судить по статистике, публикуемой в официальной газете «Бакинский рабочий». А в середине 90-ых годов власти в Баку едва успевали гасить многочисленные мятежи то сторонников свергнутого президента Эльчибея, то самозванных полевых командиров ОПОНа. Применяя силу внутри Азербайджана, власти не гнушались тем же и в своей внешней политике по отношению к Туркменистану. Например, решили тогда не платить за поставки туркменского газа, и не стали этого делать. Поэтому выдаваемые за какой-то прорыв в двусторонних отношениях, за жест доброй воли, факт признания этих долгов и их выплату (без надлежащих процентов) в размере чуть выше 48 миллионов долларов, - это ли не цинизм пропаганды. 13 лет незаконно удерживали средства, принадлежащие Туркменистану, а теперь еще и стремятся выглядеть эдакими благодетелями. Ну разве не смешно? Ведь не поставляй тогда Ашхабад свой природный газ в Азербайджан, он бы сегодня был только в выигрыше: цены ведь на этот вид углеводородов выросли многократно.  

Теперь коснемся проблематики спорных месторождений на Каспийском море. Кто первым вопреки нормам международного права в одностороннем порядке решил заиметь каспийские месторождения? Азербайджан! Именно при Гейдаре Алиеве в 1995 году принимается новая конституция Азербайджана, пункт второй статьи 11 которой объявлял составной частью территории данного государства весь так называемый азербайджанский сектор Каспийского моря. Каковы же были границы этого сектора? Ведь их никто ранее не определял так, как это положено в отношении государственных границ, по крайней мере, - в отношении линий, разграничивающих бывшие союзные республики. Власти в Баку просто решили явочным порядком урвать побольше, благо у них имелись большие, чем у Туркменистана «стартовые возможности».  

Дело в том, так уж сложилось исторически, что в Советском Союзе морская добыча нефти на Каспии осуществлялась преимущественно в акватории, расположенной вблизи Азербайджана и силами нефтяников этой республики. Нефть на суше издревле добывали и в Азербайджане, и Туркменистане, благо, часто она залегала на небольших глубинах, и чтобы до нее добраться - просто рыли колодцы. Когда в 80-ых годах XIX века на каспийском побережье Туркменистана стали бурить промышленным способом первую скважину, то нефть из нее пошла с глубины всего 37 метров.  

Спорными между Туркменистаном и Азербайджаном является не одно месторождение Кяпаз (в туркменском варианте названия – Сердар), а как минимум три.

 Именно так заявляли в 90-ые годы лидеры и Азербайджана, и Туркменистана. Обе конфликтующие стороны представляли в качестве доказательств карты, изготовленные для хозяйственных нужд в период СССР. Карты эти имели разночтения, поскольку министерства нефтегазовой промышленности обеих союзных республик и не помышляли о том, что изготовленные ими схемы кто-то будет использовать в политических целях. Согласно схемам, например, спорное месторождение Чираг (советский вариант названия – Каверочкин – по имени знаменитого нефтяника, который был первопроходцем в морской добыче на Каспии) было расположено в 132 километрах от туркменского берега и в 148 километрах – от азербайджанского. Другое месторождение – Азери (советский вариант названия – имени 26 Бакинских комиссаров) находилось в 118 километрах от туркменского берега и в 160 километрах от азербайджанского. Месторождение же Кяпаз (советский вариант названия – Промежуточное) находилось в 104 километрах от туркменского и в 184 километрах от азербайджанского берега. Поэтому президент Ниязов тогда рассматривал Азери и Кяпаз как месторождения, расположенные целиком в секторе моря, который должен отойти Туркменистану, а месторождение Чираг попадало в него частично.  

Ситуация осложнялась тем, что и Баку и Ашхабад активно пытались втянуть в этот спор внешние силы, в том числе и Россию, причем не в качестве арбитров, а в качестве своих союзников де-факто. В 1995 году российский ЛУКОЙЛ подписал с Министерством нефти и газа Туркменистана договор о разведке и разработке месторождения Кяпаз. Однако позднее ответный удар нанесли азербайджанские власти. Им удалось переманить россиян. 4 июля 1997 года азербайджанская сторона подписала в Москве контракт с российскими компаниями на разработку структуры Кяпаз. В итоге разразился острый дипломатический конфликт. Я прекрасно помню, как он развивался. В июле 1997 года МИД Туркменистана выступил с резким заявлением, в котором выдвигалось требование аннулировать новое соглашение. Одновременно Ашхабад провел переговоры с Ираном и Пакистаном по закупкам сторожевых катеров для береговой охраны. А президент Туркменистана вылетел в Москву, где добился от Ельцина аннулирования заключенного российскими компаниями соглашения. Российская сторона даже принесла Ашхабаду свои извинения. Ниязов же на пресс-конференции в РИА-Новости вообще назвал действия Баку разбойничьими. Президент Туркменистана тогда не раз подчеркивал, что хотя месторождение Промежуточное было выявлено еще в 1959 году азербайджанскими геологами, а буровые работы на нем начались только в 1986 году, не кто иной, как сам президент Азербайджана Гейдар Алиев, находясь с визитом в Ашхабаде в мае 1997 года, заявлял, что у его страны нет никаких претензий на Кяпаз, а переговоры азербайджанцы будут вести только по месторождениям Азери и Чираг.  

Так что нынешняя версия, излагаемая большинством СМИ, - это намеренная фальшивка. Не сумасбродство Ниязова было причиной конфликта. Он как раз стоял на страже национальных интересов Туркменистана. В отличие от некоторых иных лидеров СНГ не разбрасывался территориями своей страны. И не пытался отказаться от них за деньги, которые и сегодня сулят Бердымухамедову те силы в Баку, Вашингтоне и столицах Западной Европы, где считают, что нового туркменского лидера можно либо купить, либо обвести вокруг пальца разговорами о том, что спор де идет только об одном месторождении.  

Вероятно, кто-то на Западе надеется, что Бердымухамедов действительно отличается от Ниязова, только не столько демократичностью своих взглядов, а короткой памятью. А поэтому методами оранжевой пропаганды туркменам удастся запудрить мозги и подтолкнуть их к сдаче своих национальных позиций.

Наверное, поэтому в Баку туркменского лидера соблазняли как туземца стеклянными бусами.

20 мая Гурбангулы Бердымухамедова пригласили в Бакинский государственный университет, где состоялась торжественная церемония присвоения туркменскому лидеру звания почетный доктор Бакинского государственного университета «за выдающийся вклад в укрепление туркмено-азербайджанских отношений, развитие науки и образования». Президенту Туркменистана были вручены соответствующие диплом и мантия.  

Такие акции раньше практиковали украинцы в отношении Ниязова. Они приезжали в Ашхабад и привозили президенту Туркменистана ордена Украины, надеясь взамен получать туркменский газ по дешевке. Ниязов, кстати, при всем своем тщеславии, на это редко покупался. Бердымухамедов пока тоже не купился. Никаких значимых соглашений по принципиальным вопросам в Баку по время визита так и не было подписано. Заключили лишь несколько второстепенных двусторонних документов, в числе которых межправительственные соглашения о международных комбинированных грузовых перевозках, о сотрудничестве в области молодежной политики и спорта, о международном автомобильном сообщении, о сотрудничестве в области стандартизации, метрологии, сертификации и аккредитации.  

Итак, никого прорыва не произошло. Антироссийский по своей направленности проект «Набукко» по-прежнему висит в форме призрачного воздушного шарика. Но вот на усиление антироссийской пропаганды в СМИ надо все же реагировать, да и президента Туркменистана не грех опекать также, как это сегодня делают наши геополитические соперники. Ведь он все-таки живой человек, а значит когда-то может дать слабину…  

 

 

 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.