Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Нужна ли России Африка?

Нужна ли России Африка?

Странам «черного континента» РФ нужна не как сырьевой придаток, а как партнер-помощник
Игорь Войтенко
16.02.2012
Нужна ли России Африка?

На днях состоялось совещание Координационного комитета Торгово-промышленной палаты РФ по сотрудничеству со странами Африки (к югу от Сахары). Оно подытожило недавние переговоры ТПП РФ и ряда экономических ведомств России с их африканскими партнерами.

Основная тематика и упомянутого форума, и этих переговоров – всё больший уровень «всеафриканской» заинтересованности в связях с Россией. Особенно – в сфере импорта из РФ готовых промышленных товаров и разнообразных технологий.

Такой, можно сказать, «промышленный» интерес Африки к России связан с тем, что по сей день только четверть объема разнообразного африканского сырья перерабатывается на месте. А преобладающая его часть еще с незапамятных времен вывозится на переработку в бывшие метрополии. И уже в качестве «европейских» готовых товаров – направляется на экспорт. В том числе и в Россию.

Что касается развития взаимовыгодной прямой торговли, то это обусловлено, прежде всего, тем, что торговые связи Африки с Россией (и не только с нами) в основном осуществляют европейские посредники-трейдеры. Они накручивают конечные цены на товары российско-африканской торговли вдвое, а то и втрое. Естественно, что такая ситуация невыгодна как России, так и африканским государствам. Поэтому, как отмечалось на упомянутых форуме и переговорах с африканскими послами, нужны и прямые торговые связи, и больший объем российских поставок оборудования и технологий.

Между тем, если в середине 1990-х с РФ активно сотрудничали 5 – 7 стран Африки, то к настоящему времени их число достигло 20: например, от «миниатюрных» Джибути, Сьерра-Леоне, Бурунди и Экваториальной Гвинеи до экономически более мощных ЮАР, Алжира, Марокко, Египта, Эфиопии, Ботсваны, Ганы, Анголы, Нигерии, Мавритании.

Но даже сегодня, когда объем «африканской» торговли РФ значительно уступает соответствующим показателям США, ЕС, Китая и Японии, – доля готовой промышленной продукции российского экспорта в страны Африки превышает 70%.

Заметим кстати, что в европейском сегменте нашего экспорта эта доля составляет не более 15%...

Проще говоря, африканским (и другим развивающимся странам) Россия нужна не как сырьевой придаток, а как партнер-помощник в их индустриальном развитии. В этой ситуации не обойтись без долгосрочной программы экономического, в том числе технологического возвращения России в африканские страны. Наш интерес очевиден: благодаря подобному сотрудничеству увеличивается промышленная составляющая в экспорте России.

Очевидно и то, что программы индустриального развития всё большего числа африканских стран фактически нацелены на сотрудничество с Россией. Об этом, в частности, говорил президент ТПП РФ Сергей Катырин. С одной стороны, это подтверждение традиций взаимного экономического партнерства. А с другой – влияние международного финансового кризиса, ограничивающего ввоз западных технологий и сбыт многих африканских товаров на Западе. К тому же большинство валют африканских стран, прежде всего, бывших колоний и протекторатов Франции «привязаны» к валютно-финансовым системам бывших метрополий, переживающих финансовый кризис. Поэтому африканские страны хотят активнее осваивать новые рынки и новые формы взаиморасчетов.

Вице-президент ТПП Георгий Петров обратил внимание на важность регулярного обмена экономической информацией между Россией и африканскими странами, в том числе между их бизнес-структурами. Кроме того, по мнению Г.Петрова, «требуется более скоординированная политика российских экономических ведомств в Африке». Схожее мнение высказали представители Института Африки РАН и некоторых российских компаний. Говорилось и о том, что нужно детально изучать не только спрос в этих странах, но и «африканские» возможности конкурентов России.

В ходе недавних переговоров руководства ТПП России с Послом Ботсваны в РФ Бернадетт Ратеди стороны договорились организовать «бизнес-десанты» российских предприятий и деловых кругов в Южную Африку, в том числе в Ботсвану в ноябре 2012 г. Этот проект будет приурочен к международной выставке «Botswana Global Expo».

Каковы же все-таки конкретные преимущества российского «возвращения» в Африку?

Во-первых, по экспертным оценкам аналитиков наших стран, развитие прямых торговых связей значительно (минимум вдвое) удешевит конечную стоимость взаимных товаров и, соответственно, расширит их доступность для потребителей.

Во-вторых – потенциально возможный объем экспорта российских индустриальных технологий в африканские страны в денежном исчислении, оценивается самое меньшее в треть стоимости общегодового российского экспорта. А это – многие сотни миллионов евро ежегодно и, следовательно, гарантированная загрузка многих промышленных предприятий России.

В-третьих, те же прямые связи значительно расширят ассортимент африканских товаров на российском рынке. Таких, например, как тропическая древесина, хлопок, шерсть, а также рыбоизделия, фрукты, кофе, какао, , чай, арахис и т.д. Кроме того, увеличатся поставки многих видов драгоценных, полудрагоценных камней и дефицитного в РФ промышленного сырья (руды некоторых цветных металлов, марганец, бокситы).

Не будем забывать, что африканцы ежегодно теряют десятки миллиардов евро из-за того, что их сырье перерабатывается на Западе. С помощью СССР переработка разнообразного «афросырья» в местных условиях успешно развивалась, и эту традицию, как отмечали послы многих стран Черного континента, пора восстановить и развивать. Что, повторяем, обеспечит стабильными заказами предприятия высокотехнологичных отраслей российской промышленности.

Похоже, соответствующие решения переводятся в практическую плоскость: по имеющейся информации, до июля 2012 г. начнутся переговоры России и Таможенного союза (РФ, Беларусь, Казахстан) с Египтом, Алжиром, Марокко, Тунисом и, возможно, с Мавританией и с Таможенным союзом Юга Африки (ЮАР, Ботсвана, Малави, Лесото, Свазиленд) по созданию с ними зоны свободной торговли. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..