Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 июля 2024
«Мозги им надо поменять...»

«Мозги им надо поменять...»

Как британский Форин-офис занес Россию в список стран «второго сорта»
Лев Паршин
16.03.2009
«Мозги им надо поменять...»

В преддверии саммита «Большой двадцатки» в Лондоне в распоряжении газеты «Файненшл таймс» оказался конфиденциальный документ Министерства иностранных дел и по делам Содружества, именуемого на Британских островах и во всем мире Форин-офис.

Из документа, ставшего достоянием гласности, выяснилось, что в Форин-офисе делят партнеров по «двадцатке» на две категории. 11 из них - США, Япония, Германия, Франция, Италия, Китай, Индия, Бразилия, ЮАР, Южная Корея, Саудовская Аравия, а также ЕС - обозначены как наиболее приоритетные. С ними и предполагалось работать в первую очередь. Россия, Австралия, Канада, Мексика, Турция, Аргентина, Индонезия составили список государств «второго эшелона», которые не требуют особого внимания. Такова, сделала вывод «Файненшл таймс», картина мира в представлении британского внешнеполитического ведомства.  

Лондон оказался в состоянии конфуза. Последовали невразумительные и противоречивые комментарии и полуопровержения. МИД оправдывался тем, что список приоритетных стран носит рекомендательный характер, он «абсолютно не является иерархией наиболее важных стран для наших политических отношений». Они, мол, выбраны для целенаправленного лоббирования просто потому, что имеют систему «хорошо развитых неправительственных организаций, СМИ, гражданского общества, академических институтов, профсоюзов и нетрадиционных игроков рынка, например суверенных фондов». Наверное, по этим критериям Саудовская Аравия в списке Форин-офиса была поставлена выше, чем Австралия, иронизирует «Файненшл таймс».  

Каждая страна имеет право сама определять свои внешнеполитические приоритеты, решать, какие из партнеров имеют для нее первостепенное значение.  

Но есть одно незыблемое правило. Когда речь идет о международных мероприятиях, традиции и дипломатический протокол требуют, чтобы всем участникам оказывалось равное внимание и уважение.

Лондону оказана честь принимать глав государств и правительств ведущих стран мира, которые будут обсуждать самые животрепещущие на сегодняшний день вопросы выхода из глобального кризиса. Было бы естественно ожидать, что хозяева саммита проявят при этом максимум такта. Теневой министр иностранных дел оппозиционной консервативной партии Великобритании Вильям Хейг с горечью заметил: «Переводить некоторых участников в низшую категорию еще до того, как они ступили на землю Лондона, значит, посылать совершенно неправильный сигнал. Особенно неправильно помещать в так называемый второй эшелон страны Содружества, такие, как Канада и Австралия. Это относится и к развивающимся странам мира, население которых потенциально будет среди тех, кого глобальный кризис ударит больше всего».  

На Даунинг-стрит, видимо, почувствовали, что Форин-офис допустил непростительный прокол, который скажется на репутации премьера и его отношениях с зарубежными коллегами. И поспешили отмежеваться от незадачливых дипломатов. Когда журналисты спросили представителя премьер-министра, есть ли у Гордона Брауна два списка участников саммита – список А и список B, - ответ был однозначный: «Нет, у него нет таких списков».  

Британская дипломатия по праву имеет репутацию одной из самых многоопытных и профессиональных в мире. Но и на старуху бывает проруха. Если руководствоваться ложными установками, то и самые отлаженные механизмы могут дать сбои.

Нынешний эпизод возвращает нас к пикировке между Лондоном и Москвой двухлетней давности. Тогда англичане добивались от России выдачи Андрея Лугового, которого в Британии называют главным подозреваемым по делу об убийстве Александра Литвиненко. Российская Генпрокуратура пояснила, что Конституция России запрещает выдавать за границу своих граждан, а предъявляемые Лондоном материалы не содержат оснований для возбуждения уголовного дела в отношении Лугового. На это с берегов Темзы последовало дикое предложение: Россия должна поменять Конституцию. Это настолько возмутило тогдашнего президента Путина, что он в своих комментариях несколько отошел от языка дипломатического общения. «Мозги им надо поменять, а не Конституцию нашу, мозги. И я скажу почему: потому что то, что они предлагают, – это очевидные рудимент колониального мышления. Они подзабыли, что Британия уже не колониальная держава, и Россия, слава Богу, никогда не была колонией Великобритании. И давать такие советы – это оскорбить самих себя. Это показать, что у них в мозгах еще сидит мышление прошлого века, позапрошлого века».  

И вот теперь этот рудимент колониального мышления, похоже, вновь дал о себе знать. Между прочим, бывшие британские колонии и доминионы тоже не готовы мириться с высокомерным и пренебрежительным к себе отношением со стороны бывшей метрополии.  

В связи с последним эпизодом обозреватель канадской «Глоб энд мэйл» размышляет над тем, отразится ли перевод нескольких партнеров по «двадцатке» в низшую категорию на протокольной рассадке во время официального обеда. «Не посадят ли их за стол с грязной скатертью рядом с уборной?» - ехидно вопрошает он.  

Тут уместно вспомнить и булгаковского кота Бегемота: «Неужели, мессир, в праздничную ночь гостей разделяют на два сорта? Один – первой, а другой, как выражался этот грустный скупердяй-буфетчик, второй свежести?»  

Номера, которые время от времени выкидывает Форин-офис, не заслуживали бы внимания, если бы не одно обстоятельство. Ведь они в определенной степени отражают внутренние установки британской внешней политики. И, в частности, на российском направлении.

Вообще-то отношения между Великобританией и Россией не такие уж плохие. За 15 – 18 лет новой эры накоплен солидный потенциал взаимовыгодного сотрудничества. Основой являются многократно выросшие торгово-экономические связи. Двусторонний торговый оборот за прошлый год достиг 22,5 миллиардов долларов. Великобритания продолжает оставаться ведущим инвестором в российскую экономику. Лондонская фондовая биржа торгует ценными бумагами российских компаний. Свыше 50 британских городов имеют побратимские связи с городами России. В Великобритании на постоянной основе живут и трудятся 250 тысяч россиян, а всего выходцев с постсоветского пространства – около полумиллиона. Это не только миллиардеры, но бизнесмены среднего звена, простые люди, которые работают и комфортно себя чувствуют в туманном Альбионе. В Лондоне издаются русские газеты и журналы, на постоянной основе действуют несколько российских художественных галерей, Русский камерный оркестр. Англичане охотно принимают у себя российских туристов. Ведь они оставляют в стране больше денег, чем визитеры всех других стран, кроме американцев. Много туристов из Великобритании каждый год посещают Россию. Успешно развивается двустороннее сотрудничество в сфере науки и техники, культуры, спорта.  

Однако позитивное вроде бы отношение Лондона к развитию нормальных отношений с Россией омрачается рецидивами мышления в духе холодной войны, логикой непримиримого противостояния. Последние несколько лет особенно отмечены скандалами.

Это и выдворения дипломатов, и требования экстрадиции Лугового (хотя сами англичане дали приют примерно 30 мошенникам и преступникам из России и не думают выдавать их), и обвинения в том, что мы строим неправильную демократию и все более скатываемся к авторитаризму. В 2007 году британское правительство под предлогом якобы отказа Москвы сотрудничать в «деле Литвиненко» объявило о введении в отношении России ряда недружественных мер, направленных на сворачивание двустороннего сотрудничества по целому ряду направлений - в визовой сфере, в области военно-технического сотрудничества и др. Москва не могла не ответить на это. А после августовских событий на Кавказе министр иностранных дел Дэвид Милибэнд приехал в Киев, где выступил с пространной речью, полностью посвященной нашей стране. Там он многословно говорил об агрессивности России и том, что она представляет собой опасность, которой подлинно демократические миролюбивые страны должны противостоять.  

В самое последнее время, правда, отношения между Москвой и Лондоном стали потихоньку входить в нормальное русло. Снизился накал публичной полемики, продолжилось взаимодействие по вопросам, где у двух стран имеются общие интересы – борьба с терроризмом, наркотиками, ядерным распространением, урегулирование региональных конфликтов. Теперь к этому перечню добавился еще мировой финансовый кризис. Между прочим, «на полях» саммита «двадцатки» намечена отдельная встреча президента Медведева с премьером Брауном.  

Если англичане откажутся от своего любимого занятия – читать нам мораль, отбросят рудименты имперского мышления, в котором часто обвиняют нас, а поставят во главу угла здравомыслие и политический прагматизм, то отношения Лондона и Москвы могут стать одной из опор стабильности в Европе.

Хорошо бы, чтобы обе стороны не забывали самые первые строчки Договора о принципах взаимоотношений между Великобританией и РФ, подписанного ими еще в начале 90-х годов: «Российская Федерация и Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии будут поддерживать отношения мира и дружбы». 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.