Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июля 2024
Китай идет вперед: куда?

Китай идет вперед: куда?

Пекин озабочен серьезным социальным расслоением в обществе.
Станислав Тарасов
29.04.2008
Китай идет вперед: куда?

Китай быстро меняется, уже стал одним из ведущих государств мира. Поэтому Пекин, с оглядкой на неудачный советский опыт перестройки, много сил уделяет планированию и анализу возможных политических последствий нынешнего реформаторского курса. Как говорится, умные учатся на чужих ошибках.

   

В КНР переписали историю китайского марксизма, отныне родоначальником социализма с «китайской спецификой» считается Сунь Ятсен. Идет процесс реабилитации идейно-политического наследства Чан Кайши, что позволяет прикрывать «общенациональным одеялом» лозунги о «единой стране» (территориальном единстве Китая, Тайваня и Гонконга), «трех экономиках» (государственной социалистической, государственной капиталистической и частной капиталистической), «две политические системы» (социалистическая и капиталистическая), «четыре движущие силы общества» (рабочие, крестьяне, солдаты и ученые).  

Сунь Ятсен - основатель антиманьчжурской революционной организации «Союз возрождения Китая». В октябре 1911-го он был избран временным президентом Китайской республики. Наиболее известны три его принципа. Народное правление: необходимость восстановления равенства Китая с западными державами и готовность жить едиными помыслами с нацией. Народные полномочия: после обретения независимости народ не способен сразу ею распоряжаться, к власти его должна подготовить национальная элита. Народное жизненное достояние: Сунь Ятсен доказывал, что дифференцированный земельный налог сможет стать основой для решения фискальных и аграрных проблем в Китае.  

Определено в национальной истории и новое место Мао Цзэдуна. Его длительная и жестокая борьба внутри партии теперь преподносится как стремление подавить соратников, которые вместо Советского Союза ориентировались на Соединенные Штаты. СССР развалился. Значит, правы те, кто, не поступаясь «идейными принципами», выступает за развитие многосторонних отношений с Вашингтоном.  

Наконец, вознесение на политический пьедестал одного из лидеров страны Дэн Сяопина, который еще в начале 70-х годов провозгласил лозунг: «Давайте вначале предоставим людям возможность разбогатеть! Нищета - это не социализм. Быть богатым замечательно!» Как и Николай Бухарин, свою модель реформ Дэн свел к двум постулатам: политическая стабильность политической системы и либерализация экономики. Сегодня очевидно, что руководство Китая выгодно использовало противоречия, возникшие в 60-70-е годы в треугольнике СССР-США-Китай. Разыгрывая «китайскую карту», Вашингтон поддержал Пекин, открыв для него ««коридор возможностей».  

Но мудрость Дэн Сяопина заключалась еще и в том, что он стал фактически создавать в стране вторую официальную идейно- политическую идеологию, предназначенную для будущего «богатого класса».

Она была связана с возрождением исторического наследия которое создавало имидж Китая не только как потребителя «чужой» культуры и «чужого» прогресса, но одного из главнейших носителей достижений человеческой цивилизации.  

Обе эти «заготовки» успешно работают. Именно историческими традициями объясняется китайское экономическое чудо последних 25 лет: невероятное трудолюбие народа, его традиционная предрасположенность к торговле и зарабатыванию денег. При этом предполагается сохранение руководящей роли Коммунистической партии Китая и ее контроль над всеми общественно-политическими процессами и всеми элитами. Партия использует свой мощный разветвленный аппарат для масштабной разъяснительной работы, заявляя, что главная цель реформ – повышение жизненного уровня населения. Остальное – это лишь тактические ходы, призванные решать национальные задачи оного порядка.  

Все - для того, чтобы объяснить недовольным китайцам процесс социально-имущественного расслоения общества. Десять лет назад, чтобы попасть в список богатейших людей страны, достаточно было иметь состояние, превышающее 6 миллионов долларов. Теперь для этого необходимо иметь активов не менее чем на 100 миллионов. Согласно официальным данным, более 90 процентов китайских миллионеров, как правило, дети высокопоставленных партийных и государственных чиновников. Опираясь на поддержку родителей, они контролируют банковскую сферу, энергетику, связь и капитальное строительство. В то же время китайский «олигархизм» мало чем проявил себя за пределами Поднебесной. Такое положение вещей не устраивает китайское руководство, оно считает, что «армия богатых» должна, прежде всего, наступать на международных, в первую очередь западных рынках.  

Богатство «олигархов» начинает вызывать раздражение у подавляющей части населения страны. Поэтому китайцы, как правило, с энтузиазмом относится к действиям «карающей руки» закона.

 

Им есть, чему радоваться. Большинство их богатых соотечественников, вошедших в список «Форбс» 2000-го, были позже обвинены в финансовых махинациях, мошенничестве, налоговых преступлениях и взяточничестве. Но тюрьма, как выясняется, далеко не худший вариант, богатейшего пекинского бизнесмена, владельца состояния в 13 миллиардов долларов, приговорили к смертной казни и привели приговор в исполнение.  

В Китае пока нет сформированного в политическом смысле слова класса респектабельной национальной буржуазии. Той, которая способна играть созидательную роль, противостоять транснациональным корпорациям - контролирующим уже примерно половину китайского экспорта. Идут процессы, отдаленно напоминающие НЭП при Советской власти. Но наша «новая экономическая политика» привела к обострению борьбы в верхушке партии, которая закончилась окончанием «эксперимента». Не рискну проводить аналогии, в 1985-ом Дэн Сяопин говорил: «Одна из особенностей, отличающих социализм от капитализма — то, что социализм означает общее процветание, а не поляризацию доходов. Созданное богатство принадлежит сначала государству, а затем людям, поэтому появление новой буржуазии невозможно. Прибыль, поступающая государству, будет потрачена на благо людей, малая часть на укрепление национальной обороны, а остальное — на развитие экономики, образования и науки и подъем жизненного и культурного уровня людей».  

Если власть – читай: КПК – начнет реализовывать этот принцип, то сценарий дальнейших событий не возьмется предугадать никто. Если победят сторонники реформ, ведущих к социальному расслоению – сюжет будет еще загадочнее.  

Но никто не удивится, если Пекину в очередной раз удастся создать очередной идейно-политический гибрид. Ведь выступило же руководство КПК в 2001-ом за допуск частных бизнесменов в партийные ряды.

А после этого был отредактирован устав КПК, зафиксировавший право капиталистов вступать в марксистско-ленинскую партию. Ту самую, что провозгласила своей программной целью построение коммунистического общества.  

На состоявшемся в октябре прошлого года XXVII-м съезде КПК Генеральный секретарь ЦК партии Ху Цзиньтао произнес многозначительную фразу: «Социальная гармония станет итогом правильного разрешения всех социальных противоречий на основе развития». Наверно, ее лучше всего расшифровал заголовок передовой статьи газеты «Жэньминь жибао», посвященной съезду: «Смело двигаться вперед под великим знаменем социализма с китайской спецификой». Практически одновременно жителям страны сообщили: власти выделяют полтора миллиарда долларов на то, чтобы сеть телевизионных станций покрыла всю территорию страны. Очень большие бюджетные суммы пойдут на создание всеобщей системы здравоохранения и социального страхования, общегосударственной пенсионной системы, примутся решать вопрос о гарантированном минимальном прожиточном минимуме.  

Что еще раз заслуженно подтверждает великую мудрость китайцев. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.