Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июля 2024
Час Земли или день дурака?

Час Земли или день дурака?

Конец недели, предшествующей Лондонскому саммиту «большой двадцатки», погрузил крупнейшие города мира во тьму
Ирина Лебедева, США
31.03.2009
Час Земли или день  дурака?

Что стоит за всей этой вакханалией тьмы? Зачем «вселенская темень» подгадала замутить мировое общественное сознание аккурат к встрече «большой двадцатки»?

На Западе-то понимают, в чем связь между «веерными отключениями» в глобальных акциях и конкретной политикой в сфере энергетики, а в России эту связь не могут взять в толк. К примеру, итальянская «Il sole 24 ore”, воспевая грандиозность факельного шествия на гондолах в Венеции, профинансированного Фондом дикой природы, не просто ликующе сообщает, что и Ватикан затушит свет в Соборе Святого Петра, но и объясняет причину «нечаянной радости». «Присоединение Италии к глобальной акции «Час Земли, подчеркивает газета, имеет и «специфическую ценность». Газета напоминает, что через несколько месяцев Италия будет принимать саммит g-8, и «присоединение к инициативе Фонда дикой природы означает ясное послание лидерам «восьмерки»: развитые страны - главные виновники климатических изменений, поэтому они должны выработать единую позицию на переговорах по изменению климата и поддержать финансирование последствий таких изменений, вызванных их вмешательством, адаптируя и передавая технологии в пользу более бедных стран, пострадавших прежде всего».  

Дикие идеи Фонда дикой природы  

Для того чтобы понять, какую опасность непосредственно для России таит это пространное заявление и что скрывается за его поистине иезуитской логикой, нужно иметь хотя бы минимальную информацию о Фонде дикой природы (World Wild Fund) и теми идеями, что за ним стоят. В западной прессе о самом фонде и его огромной сети написано столько, что информации хватило бы на десятки томов. Отметим только, что с начала его создания в 1961 году его учредителями были идеологические единомышленники, представители транснациональных корпораций, элитарных клубов и тайных обществ, объединенные идеей создания единого мирового правительства с попутным разрушением государств-наций, христианства, «лишних едоков» и тому подобное.. Эти идеи, еще в начале прошлого века активно пропагандируемые Гербертом Уэллсом в его программной работе «Открытый заговор», были в значительной мере подсказаны фантасту его духовным ментором Томасом Хакси. Последний, в свою очередь, называл себя «бульдогом Дарвина», вдохновившим и протолкнувшим концепты «естественного отбора» и возврата к «закону джунглей». Внук Томаса Хаксли Джулиан, унаследовавший «бульдожьи идеи» деда по отношению к человеческой породе, стал одним из учредителей фонда дикой природы, потом возглавлял ЮНЕСКО.  

Идеи «заработка на природе», попутные кардинальной концепции «нового мирового порядка», в наше время более известны по материалам так называемого Римского клуба.

«В поиске нового врага, чтобы объединить нас, мы пришли к идее, что загрязнение окружающей среды, грозящее глобальным потеплением, нехватка воды, голод и тому подобное могло бы оплатить счета. Все эти опасности причинены человеческим вмешательством и, значит, только через изменения привычек и поведения они и могут быть преодолены. Реальный враг, следовательно, это само человечество»  

Эта известная цитата взята из книги Александра Кинга и Бертрана Шнейдера «Первая глобальная революция», выпущенной к Форуму Земли в Рио в 1992 году. Глобальный форум Земли, мрачные акции которого и Россия столь бездумно празднует, был организован идеологами Фонда дикой природы, и вошел в программные документы так называемого Римского клуба. Впрочем, о реализме идей сокращения природонаселения, разрушения национальных государств и религий русские люди могли бы узнать, не читая книг Римского клуба. Председательствующий на форуме Земли Морис Стронг, наживший миллиардное состояние на продвижении идей Фонда дикой природы в ООН, был настолько вхож в приемную Горбачева в дни, предшествующие «величайшей геополитической катастрофе века», что западная пресса до сих пор не перестает возмущаться по этому поводу. «Десять заповедей, - с горькой иронией пишет один из американских обозревателей, - Морис Стронг с Горбачевым решили заменить на «хартию Земли». «Хартию», воинствующий экуменистический документ, написанный под диктовку этого расторопного адепта «глобального управления» в предбанниках СССР, удалось протащить и в ООН. К тому времени Морис Стронг отвечал там за «проблемы окружающей среды». Выдвижению «экологического сетевика» в ООН помог другой «фонд дикой природы» - частная организация с амбициозным названием «Фонд Объединенных Наций». В 1998 год ее организовал теле -, а теперь и киномагнат Тед Тернер. По данным канадского исследователя Нейла Раба (Neil Hrab), в 1998 году начальный оборот организации составил 125,4 миллиона долларов, а с добавлением разного рода грантов разбух до 227,7 миллиона. Карьерный рост Стронга в ООН (его метили на смену Кофи Анану) остановили публикации в прессе эпизодов о неблаговидной роли Стронга и участии в коррупционных махинациях при реализации программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». Это, однако, не помешало «экологу» (в прошлом скромному менеджеру как раз в нефтяной отрасли), нажить баснословное личное состояние. Сейчас неутомимый Морис Стронг возглавляет не одну экологическую инициативу, в ряде проектов этот канадский эколог-магнат является партнером Эла Гора, продвигая надуманную идею «глобального потепления».  

Американские демократы давно оценили «экономическую» перспективность «экологической» идеи, но долгое время практический смысл перспектив ускользал от понимания даже тех республиканцев, которые вполне поддерживали идею «нового мирового порядка».  

Байден провозглашает «новый мировой порядок»  

Еще в 1992 года нынешний американский вице-президент Джо Байден в ходе трехдневных слушаний испытывал терпение американских сенаторов, пафосным слогом разорившегося патриция обличая администрацию Буша, проигнорировавшую саммит Земли в Рио. Уже тогда озвучивались те революционно-климатические тезисы, что обсуждаются сегодня как приоритеты глобальной политики. Ожидаемое «Доколе?..» робко прозвучало разве что из уст сенатора Форда, к концу третьего дня сенатских слушаний слушаний заявившего, что нет кворума.  

В анналах американского сената остались стенограммы этих исторических чтений, одним из программных пунктов которых буквально значилcя: «запуск экономико-природоохранной революции». Чтения были без преувеличения революционными. Назывались они «На заре нового мирового порядка. Вильсоновское видение и американская международная политика в 1990-е и на перспективу». В последующих текстах Байден разъяснял, что под «перспективой» имеется в виду XXI век. То есть наше с вами время.  

«В 90-е годы и далее, - говорил тогдашний сенатор, - экономическая сила и политическое лидерство будут валютой власти в мире, не разделенном более идеологией, но остающемся с проблемами безопасности».

Меньше года назад, принимая национальную премии за публичную службу, Джо Байден подтвердил верность «стратегии сдерживания», указав, пока еще в образных характеристиках, на привычного врага:  

«Нам нужно четко расставлять наши приоритеты и атаковать вызовы, которые несет зависимость от углеводородов, с тем же упорством и решительностью, которые вели нас к победе в холодной войне». 

О том, каким образом ресурсы конкурентов предполагают конвертировать в собственную валюту, в России предпочитают не задумываться. А зря... За короткий период президентства Барака Обамы все наиболее авторитетные американские стратегические центры выпустили аналитические отчеты, где красной нитью проходит одна и та же нехитрая идея – стреножить Россию путами интеграции, а уж потом... Страну, словно к преферансному столу, все решительнее подталкивают к жуирам из «глобального управления», где ей непоздоровится. Свидетельством тому – новый расклад старого евроатлантического преферанса, где «континентальные» вистующие дружно ловят Россию на мизере кризиса, твердо нацеленные записать ей в гору все ее суверенные взятки.  

Схватка за экологическую валюту  

В 50-страничном докладе «Евразийская энергетическая безопасность», подготовленном влиятельным американским Советом по международным отношениям (CFR), уже с первых страниц намекается, как Россию предполагается раздевать. Во вступительном слове президент CFR Ричард Хаас убеждает европейских партнеров, не откладывая в долгий ящик, приступить к согласованной энергетической политике, чтобы уменьшить европейскую зависимость от российского газа, тем более что продолжающийся финансовый кризис предоставляет для этого «уникальную возможность». «Доклад, -указывает Ричард Хаас, - предлагает двухуровневую стратегию интеграции и диверсификации. Он настоятельно рекомендует Европе незамедлительно приступить как к внутренней интеграции – развивая единый газовый рынок Евросоюза, так и к внешней - связывая российский энергетический сектор с Европой и ее более прозрачными механизмами регулирования. Доклад также рекомендует искать новые источники энергии - не от российских поставщиков, и не из разряда природного топлива».  

В завершение вступления президент CFR произносит загадочную фразу о том, что в «докладе признается, что европейская зависимость от российской энергетики может стать реальным благом в будущем и что Европа может увеличить свою энергетическую безопасность, только работая вместе - а не против России».  

“Загадочная фраза» о будущем благе для Евросоюза его зависимости от российской энергетики проясняется в обширных выводах и рекомендациях доклада.  

«Отправной пункт для интеграции, - указывается в докладе, – это признание европейскими правительствами:  

1) что энергетическая безопасность – это общая проблема, которая может быть адекватно разрешена только на уровне Европейского Союза (недавний газовый кризис усилил аргументы для общего действия);  

2) что в обозримом будущем взаимозависимость с Россией – это неизбежная реальность. В кооперации с европейскими правительствами Брюссель должен продвигать пан-европейские регулирующие механизмы и интегрированную сеть взаимозавязанных газопроводов. Европе необходимо также при интеграции России на европейский энергетический маркет сфокусироваться на установлении твердых и имеющих силу закона правил, регламентирующих участие России на этом рынке».  

Переводя с русского на русский, - речь идет о том, что вопрос участия России в европейском энергетическом маркете как сильного рыночного игрока с собственной стратегической бизнес-политикой подменяется разработанными слабым энергетическим игроком (Европой) согласованными внерыночными правилами.

Для России это становится игрой в поддавки, а новые правила не только приобретают силу пан-европейского, а потом и глобального закона, но и и грозят применением «законной» военной силы против России, если страна поймет, во что ее впутали и попытается вновь взбрыкнуть.

В докладе подчеркивается, что европейским правительствам, особенно основным энергетическим игрокам (Германии, Франции, Италии), необходимо покончить с односторонним взаимовыгодным партнерством с Россией, позволяющей ей проводить политику «разделяй и властвуй» и таким образом сохранять свои экономические преимущества, используя при этом «газовый рычаг» для проведении независимой международной политики. Необходимо, напротив, во имя будущих и более весомых экономических и политических дивидендов евроатлантистов, переосмыслить «структурные факторы», которые сделают зависимость от России не только «вызовом» для «всей Европы», но и российским «стратегическим обязательством».  

В качестве принуждения к «стратегическим обязательствам» России в докладе рекомендуется запутанная схема пан-европейского регулирования, замешанная на методах кнута и пряника, но в перспективе оставляющая лишь кнут.  

Главное в этом «пан-европейском» регулировании то, что сам вопрос собственности и распоряжения природными ресурсами суверенных стран выбивается из национальной сферы и выносится на наднациональный глобальный уровень.

Российские аналитики начисто выпускают из виду, что вопрос «законного отъема» собственности у энергетически богатых стран последние полтора десятилетия не сходит с глобалистской повестки дня как самый приоритетный.

Именно в этом духе идет концептуальное переосмысление и отрабатываются механизмы глобального регулирования в структурах Евросоюза и НАТО. За нейтральной с виду или даже «миротворческой» идеей о смещении функций НАТО с защитной роли стран-участниц в широкую сферу коллективной безопасности, озвучиваемой, в частности, и вице-президентом США Джо Байденом, стоят далеко идущие планы. Новая концепция НАТО предполагает не только «законный» выход военной силы за пределы собственной территории, ограниченный ранее натовской статьей пятой о самозащите, но и предоставляет «законные» аргументы для отъема «жизненно важных ресурсов» у остального мира, не исключая превентивное военное вмешательство. Именно для этой цели аморфная «энергетическая безопасность» в связке с надуманными проблемами изменения климата как результат «безответственной деятельности человечества» неумолимо вписывается в набор приоритетных угроз международной безопасности наряду с оружием массового уничтожения. Как тут признать, что проблемы глобального потепления (или изменения климата) из-за «парникового эффекта» энергоресурсных стран (что считает чушью и упрощением большинство мировых ученых) высосана из пальца? И вот у каждого западного политика, что свидетельствует об их реальной зависимости от «мирового правительства», в политической платформе два непременных пункта: вынесение расширительных «угроз» на наднациональный уровень и... борьба с глобальным потеплением.  

В контексте этих идей реинтеграция Франции в военные структуры НАТО – весьма тревожный для России сигнал, хотя и тут ведущие российские СМИ постарались замутить общественное сознание мнимыми выгодами такого решения для России.

А ведь достаточно было внимательно просмотреть вектор сближения американской политики с европейской. Саркози выдвинул приоритетным для Евросоюза и НАТО принцип «многонациональности» - в принятии экономических решений, в организации военных формирований.  

«Полиэтничность – вот наша цель», - говорил Джо Байден уже в 1999 году, выступая с программной речью «Уроки Косова» в Центре Вудро Вильсона. «Авиавоздушная кампания против Югославии была первой войной, ведомой демократиями Европы в информационный век, -говорил человек, определяющий международную политику США. Но эта война, вероятно, не будет последней - она ОПРЕДЕЛЕННО не будет последним случаем, в котором мы предполагаем использовать силу. И я считаю, что США должны адаптироваться к этому измененному миру, развивая новую политику, новые виды операций».  

И еще цитата доклада Байдена в Центре Вудро Вильсона, реалистически иллюстрирующая тот не для всех очевидный факт, что застрельщики кровавых операций по изменению сознания мира через «наднациональный джихад» и подрыв суверенитетов маскируют свои «революционные замыслы» прежде всего от простых американцев и разумных людей в политическом истеблишменте США: «Рискуя навлечь на себя обвинения в привычном для янки бахвальстве, я считаю, что и военные бомбардировки Югославии, и предстоящее гражданское строительство в Косово осуществлялись бы куда эффективнее, если бы этим занимались одни Соединенные Штаты, а не международная коалиция.  

Но это в реальном плане. Однако, идею «сделать все это одним» было бы совершенно невозможно продать ПОЛИТИЧЕСКИ ни американскому народу, ни Конгрессу. Так что европейское вмешательство в Боснии и Косове – это важная часть континентальной политической зрелости».  

За десять лет, отделяющих эти заявления от апрельского саммита «большой двадцатки» в Лондоне, встречи лидеров НАТО в Страсбурге и Келе, первых непосредственных контактов российского и американского президентов, континентальная политика дозревала в русле вышеописанной воли к «жестким переменам», умело сдирижированной ныне вышедшими из-за кулис «революционными» искусителями и ниспровергателями национальных границ. 

Обманутые вкладчики «экологической пирамиды»  

Россия уже попала в ловушку «интеграции», ратифицировав Киотский протокол, заглотнув наживку Евросоюза и... того самого Мориса Стронга, рупора идеологов Фонда дикой природы, который был основным лоббистом Киотского протокола в ООН. Расчет и строился на притягательности незаработанных денег. Киотский протокол впервые в истории международных соглашений в области окружающей среды ввел спекулятивно-рыночные механизмы для выполнения взятых государствами обязательств. На международном рынке появился новый спекулятивный товар — квоты на выбросы парниковых газов, очередные «деньги из воздуха». Если страна не расходует свою квоту полностью (случай России и республик постсоветского пространства в отличие от «откупающихся» и уже использовавших свой потенциал стран ЕС), то она может переуступить или продать «свободную» часть другой стране, обменять свою недорасходованную квоту на «инвестиции», разместить на бирже.

Прогноз для России при такой политике может быть крайне неблагоприятным. Природные ресурсы России выводятся из-под ее контроля и становятся предметом международной спекуляции.

Образован новый международный товар – своего рода эквивалент экологических золотовалютных резервов, на которые и намекал Джо Байден.  

Новая экологическая пирамида может пустить Россию по миру. Инвесторы и охотники до российских квот и сейчас не выстраиваются в очередь, а цены на квоты при сговоре европейских игроков можно легко свести к минимуму или ввести пересчет объемов эмиссии (выбросов) на основе новых методик, сертифицированных в соответствии со статьей 4 п. 2 Киотского протокола. Это может привести к одномоментному статистическому переходу России из стран, экспортирующих квоты, в зависимого от Запада импортера, которому к тому же вменят в обязанности закупать западный завалявшийся экопром. Загнанной в угол отсутствием «современных» (то есть по чужому стандарту) технологий, развивать собственное экологическое оборудование, стоимость которого на порядки превышает выгоды от эфемерных квот, России будет не на что.  

А Россию уже загоняют в другой угол. Расчет на односторонние взаимовыгодные договоренности внутри Евросоюза дал трещину, что показала недавняя декларация в Брюсселе, где Евросоюз и международные финансовые организации высказали беспардонное намерение профинансировать модернизацию газовой трубы в Европу со стороны Украины, в обход поставщика газа – России. Но это еще цветочки. Демонстративным участием Италии в акции Фонда дикой природы России хотят подать и другие «сигналы». Дескать, «Газпрому» не стоит рассчитывать на строительства газопровода с итальянской фирмой «Эни», забыть о проработанных с западными партнерами «Южном», да и «Северном» потоках...  

Комментарий итальянской “Il sole 24 ore”, о котором говорилось в связи с глобальной акцией “Час Земли», неслучайно витиевато перевернул привычную аргументацию Римского клуба, оправдывающую захват энергетической собственности. В прежних формулировках акценты были другими: Запад, конечно, причастен к проблемам глобального потепления, но он создает очистные сооружения, и главным виновником современных угроз являются развивающиеся страны, сами по себе представляя глобальную угрозу ввиду отсталости и агрессивности. Такая смена акцентов глобального антипиара – это тоже сигнал, указание на то, что основной удар альянс решил пока сконцентрировать на России.  

Запустим антивирусную программу  

Поистине континентальная политика решила перещеголять прадедов в вильсоновском видении мира... Как отмечала в свое время замечательный историк Наталия Нарочницкая, комментируя концепцию «нового мира» Вудро Вильсона, «истинная программа этого лицемерного политика по отношению к России, раскрытая в «архиве" Хауза гласила, что "Россия слишком велика и однородна, ее надо свести к Среднерусской возвышенности» . Частично эта же идея «вильсоновского видения» мира была виртуозно склонирована в наше время с признанием международным сообществом самопровозглашенных республик , чьи сомнительные «суверенитеты» закрепляли стражи Евросоюза и НАТО, хмелея от борьбы за «советское наследство». Один и тот же прием «realpolitik”, «все то же иезуитское камуфлирование истинных целей рассуждениями об абстрактных ценностях»... Россию не единожды отправляли в «путешествие во времени» с его неизменными кнопками перезагрузки.  

Кстати, озвученное вице-президентом США Джо Байденом на конференции по безопасности в Мюнхене предложение Барака Обамы «нажать на кнопку перезагрузки» (press the reset button) вряд ли давало основание интерпретировать образное выражение в позитивных для России тонах.

Если русские дешифруют троп в компьютерной терминологии, тогда при чем тут улучшение двусторонних отношений? Ведь кнопка «ресет» лишь возвращает компьютер к программам, заложенным по умолчанию, а в российско-американских стартовых файлах превалирует программное обеспечение, не особо сменившееся со времен «холодной войны». Да и само выражение - «press the reset button” – использовалось в западной культурологии задолго до появления компьютеров и пришло в Америку... из области фантастики.  

«Империя зла», «кнопка перезагрузки», «хартия Земли» - на языке современного когнитивного оружия, запуск в общество таких глобальных ассоциаций с их глубинно скрытой разрушительной функцией называется «вирусная метафора». Такая метафора въедается в сознание и порождает своего рода синдром общественного дефицита, «оружие массового разочарования», против которого народы не знают защиты.  

Этот грандиозный вирус наступления на правду, запущенный многочисленными адептами «нового мирового порядка», вновь активируют на глобальном уровне.

Тушится свет в соборах, организуются вакханальные факельные шествия, людей погружают во мрак вирусных идей, толкают во тьму Средневековья.  

Символично, что в определение новой политики России и Америки забралась давняя вирусная метафора «кнопки перезагрузки». Но это и ключ к пониманию, с чего нужно начинать действительно новую политику в переосмыслении отношений двух стран в позитивном аспекте. В контексте «наднациональных» вирусов разговор о двусторонних отношениях России и США вообще беспредметный. В чью пользу две страны будут разоружаться и куда интегрировать, если глобальная «наднациональная» политика заражена неведомой «болезнью легионеров», и вирусы скрытой агрессии легко перемещаются по всему миру? Время запустить глобальную антивирусную программу. И к этому тоже есть предпосылки.  

При выработке новой концепции «толковой власти» (smart power) и ее программного документа «Более толковая, более безопасная Америка» (More smart, more secure America) один из главных разработчиков концепции Джозеф Най (он же автор и идеи невоенной, «мягкой власти» - soft power)) указывал, что США в поисках истинного лидерства и верных друзей нужно отказаться от стратегии двойных стандартов и сделать ставку на реальное, а не манипуляционное «глобальное добро». Манипуляции, предупреждал американский стратег, рано или поздно раскроются теми, против кого они направлены, и не принесут Америке искомых дивидендов. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.