Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
31 января 2023
Курдские «грабли»

Курдские «грабли»

Турция повторяет собственные исторические ошибки в отношении Ирака
Алексей Балиев
01.01.2016
 Курдские «грабли»

Нынешние действия Турции в Северном Ираке нацелены на то, чтобы если и не захватить этот регион, то, по крайней мере, сделать его зависимым. Причины вполне прагматичные: здесь сосредоточены крупные нефтяные ресурсы, отсюда тянутся трансиракские нефтепроводы к портам Турции, Сирии, Ливана.

Такую политику Турция проводит с начала 1920-х. В то время из районов бывшей Османской империи, расположенных между Аравийским полуостровом и Ираном, создавался британский протекторат Месопотамия – будущее государство Ирак (с октября 1932 г.). И уже к середине 1920-х в Иракском Курдистане (т.е. в Северном Ираке) были разведаны крупные запасы высококачественной нефти. Тогда же были подготовлены проекты по ее перекачке к средиземноморским портам соседних стран и территорий. Причем почти все нефтегазовые районы Ирака, включая северные, оказались под контролем британского капитала.

Когда границы Ирака еще только определялись британцами и французами (1920–1922 гг.), турецкие власти выдвинули претензии на Иракский Курдистан.

Эти притязания Лондон, Париж и Тегеран отвергли, но... Последний британский верховный комиссар в Ираке (1929–1932 гг.) генерал Френсис Хамрис отмечал в одном из своих докладов в Лондон (в 1930 г.), что Турция периодически пытается на спорных, по ее мнению, участках границы создать свою администрацию. «Нами это пресекается, но давние претензии Анкары на весь Север Ирака остаются в силе. Это связано с нефтью и антитурецкими курдскими базами…».

С началом координации политики Германии и Италии на Ближнем и Среднем Востоке, то есть с 1933–1935 гг., Берлин и Рим делали попытки проникнуть в Ирак, и начали все активнее поддерживать североиракские планы Анкары. На такой основе и строилось немецко- турецкое сближение, которое с 1938 г. курировал фон Папен, посол Германии в Турции в 1938–1944 гг.

Не без помощи Берлина и Рима пост иракского премьер-министра занял генерал Рашид Али аль-Гайлани, настроенный на союз с Германией и Италией. Он в конце 1940-го предложил Лондону вывести британские войска из страны. С того времени Германия стала оказывать прямую финансовую помощь турецкому правительству и начала поставлять вооружения в Ирак через Турцию и французскую Сирию, где в тот период управляли пропетэновские (коллаборационистские) власти.

Воспользовавшись военными неудачами Англии в 1940 г. – начале 1941 г. на фронтах Второй мировой, Р. Гайлани и связанная с ним прогерманская группировка «Золотой квадрат» 1 апреля 1941 г. путем военного переворота захватили власть в стране. Турция немедленно предложила военную помощь (в Северном Ираке), но Гайлани, сославшись на преждевременность, от такой помощи отказался.

Вне контроля новых иракских властей остались восемь британских военных баз, в т.ч. три в Иракском Курдистане, недалеко от границы с Турцией (они сохранялись до 1958 г.). Этот фактор определенным образом предостерег Анкару от ввода войск в Ирак.

К тому же на март 1940-го планировалось вторжение в Закавказье и Среднюю Азию британских, французских и турецких войск (план «Топливо»). Советско-финляндское перемирие 12 марта 1940 г. не позволило реализовать этот план, но британско-турецкий альянс в проекте агрессии против СССР тоже удерживал Анкару от вторжения в Северный Ирак.

С середины апреля 1941-го новые соединения британских войск, поддержанные вскоре частями деголлевской «Сражающейся Франции», стали наступать на Багдад и Иракский Север. В Анкаре рассчитывали на участие Германии и Италии в военных действиях в Ираке, что подстраховало бы турецкое вторжение на Север этой страны. Германский посол в Турции фон Папен настойчиво рекомендовал Берлину такой сценарий, который подключил бы Анкару к германско-итальянскому военному блоку. Однако в апреле-мае 1941 г. фашистский блок готовился к агрессии против СССР, потому вторжение войск «оси» в Ирак не состоялось, хотя на него рассчитывали и новые иракские власти.

Уже 30 мая Багдад был взят британскими войсками, которые потом вступили в Северный Ирак. Правительство Гайлани в тот же день было свергнуто (сам Гайлани смог перебраться в Берлин). А вскоре пропетэновские власти в Сирии были заменены деголлевскими. В такой ситуации Турция решила не рисковать.

Впрочем, в мае-июне 1944 г. подстрекаемые Анкарой североиракские курды подняли восстание против властей Ирака. Расчёт был на то, что открытие Второго фронта во Франции не позволит усилить британские группировки в Ираке и на Кипре, а французские в Сирии. Но в Анкаре просчитались. Более того, Иран, где в тот период были советские и британские войска, официально заявил о поддержке целостности Ирака. А Москва и Лондон по дипломатическим каналам предостерегли Турцию от агрессивных действий в Северном Ираке.

Иракский премьер-министр Нури Саид отмечал, что «группа стран, включая СССР, не позволила Турции использовать "курдскую карту" в Северном Ираке в 1940 гг.»

И утверждал, что это обстоятельство «удержало ее от возможных действий и против транзитных коридоров союзников через Ирак». Названные факторы привели к установлению 9 сентября 1944 г. дипломатических отношений между Ираком и СССР. Но еще с осени 1943-го увеличивались поставки союзнических грузов в СССР по транзитному пути Ирак–Иран–Закавказье–Туркмения. Напомним также, что Ирак вступил в войну с Германией и Италией 17 января 1943 года.

Сегодня, похоже, Турция вознамерилась реализовать планы более чем 70-летней давности. История, конечно, может повториться, но, как известно, уже в виде фарса. Очевидно, нынешнее турецкое руководство не способно делать выводы из уроков прошлого. По большому счету такой способностью не обладали и многие их предшественники, потому и потеряли империю. Причем постоянно наступают на одни и те же «грабли», в том числе – и на курдские.

Специально для «Столетия»


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..