Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 мая 2024
Оппозицией стала улица?

Оппозицией стала улица?

Комментируют эксперты Валерий Хомяков, Олег Нилов, Леонтий Бызов
31.10.2013
Оппозицией стала улица?

Прекратил существование Координационный совет оппозиции.

Комментируют эксперты Валерий Хомяков, Олег Нилов, Леонтий Бызов.

Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии:

– Смогут ли сторонники Координационного совета оппозиции оживить этот орган? Вопрос, конечно, интересный, но имеет малое отношение к становлению оппозиции. Единственный вывод из его судьбы – организационная несостоятельность тех, кто жаждал его скорейшего избрания. Но для них КСО был лишь удобной площадкой для самопиара. Не более. Никто так и не понял, для чего, собственно, КСО создавался.

Доминирование в нём Алексея Навального приводит в мысли, что КСО задумывался как исключительно политтехнологическая, а не политическая структура. Изначальный смысл – легитимизация Навального как лидера внепарламентской оппозиции. Убедительный результат, полученный им на выборах мэра столицы, сделал эту структуру не нужной для него. Теперь КСО для него – обуза, поскольку легитимизация получена из рук москвичей.

Крах КСО вызвал новую волну разговоров о кризисе несистемной оппозиции и чуть ли не о её закате. Не соглашусь со столь мрачными оценками, ибо если отмотать плёнку назад, то становится ясно, что именно Навальный задавал тон в формировании повестки дня в последние годы. Это и недвижимость за рубежом у чиновников и депутатов, и воровство на госзакупках, и миграционная политика. Навальному удалось эти (и не только) проблемы актуализировать и вынудить власти реагировать на них. Не в этом ли одна из главных функций оппозиции?

Конечно, до полного соответствия всему набору необходимых критериев отечественной оппозиции далеко. Её парламентская часть (КПРФ, ЛДПР и СР) серьёзно больна и требует обновления руководства, а внепарламентская слаба организационно, требует кадрового наполнения на региональном и местном уровнях. И найдут ли новые оппозиционеры верную тональность во взаимодействии с улицей?

Заявления руководства страны о необходимости ведения диалога с оппозицией наводят на мысль, что в Кремле выстраивается новая стратегия на внутриполитическом поле, но в любом случае устойчивость политической системы возможна лишь при наличии ответственной и содержательной оппозиции. Правильна мысль Стендаля: «Опираться можно только на то, что сопротивляется». А не просто бузит.

Олег Нилов, депутат Госдумы РФ, фракция «Справедливая Россия»:

– Недолговечность КСО была очевидна для многих с момента его рождения. Эта была группа лиц, которая воспользовалась протестами граждан против фактов фальсификации на выборах в Госдуму 2011 года для самопиара. Воспользовалась удачно, но надолго дутой славы хватить не могло, тем более что каждый в КСО мнил себя вождём. Когда в одном «флаконе» собралось пятьдесят «вождей», а ведомых было маловато, началась внутренняя грызня.

У КСО не было целей и лозунгов, интересных большинству избирателей, которое, кстати говоря, эти вожди презирают, не стесняются называть «тёмной массой» и противопоставляют ему небольшую в процентном отношении группу людей, пышно именуемых «креативным средним классом». На основе всего этого перемен вряд ли добьёшься. Да и большой вопрос: они хотели реальных перемен или просто стремились прорваться к власти, а там уж как пойдёт?

Системная оппозиция – часть власти по определению, не вижу тут ничего дискредитирующего. Мы – часть парламента, равноправной ветви государственной власти. Но мы – социал-демократическая партия «Справедливая Россия» – пришли в Госдуму, чтобы повернуть страну на иной путь развития путём законодательных перемен.

Ближайшие наши задачи – принятие следующих законов:

– ввести прогрессивный подоходный налог – с тех, кто больше имеет, больше и брать;

– разумно использовать резервный фонд. Вернуть российские деньги из американских банков и использовать внутри страны;

– установить прожиточный минимум на уровне, достойном гражданина великой страны, а не приравнивать его к тюремной пайке;

– обеспечить полноценные и реально бесплатные здравоохранение и образование.

У нас мало депутатов, чтобы провести такие законы, а народ устаёт ждать, и потому доверие ко всем партиям падает. Ни за кого не хочется голосовать. Признаём, что попадаются среди депутатов, в том числе и у нас, предатели, двурушники, что ещё больше снижает доверие избирателей. Люди ждут, образно говоря, «народных мстителей».

Единороссы снова перекраивают избирательную систему под свои потребности. Будет резко уменьшено число депутатов по партспискам и увеличено число одномандатников. Рейтинг партии власти падает, и нужно попробовать взять избирателей «независимыми кандидатами».

Казалось бы, подарок гражданам: избирать из своих рядов своих депутатов – «хороших людей», тех самых «народных мстителей». Но кто может попасть под их видом во власть? И не поздно ли тогда будет что-то менять?

Нужны партийные команды, объединённые общей программой, общей стратегией и тактикой. Команды, реально оппозиционные во многом обанкротившемуся курсу. Советую избирателям не отсиживаться в кустах, а присматриваться к партийным программам. Чтобы не ошибиться в выборе.

Леонтий Бызов, социолог:

– Если в России побеждает оппозиция – это знак беды. Таков наш исторический опыт, вероятно, начиная со Смутного времени. Отсюда и отношение к оппозиции как к чему-то маргинальному. Мы не раз задавали людям вопрос: «Зачем нужна оппозиция?» И всякий раз не более 15 процентов отвечали: чтобы сменить нынешнюю власть. А 40–45 процентов считали: чтобы обратить внимание власти на недостатки и проблемы. Остальные в оппозиции вообще не видели смысла.

Низкий рейтинг оппозиции, системной и несистемной, связан не с тем, что нет протестных настроений, а с тем, что запрос большинства обращён исключительно к власти.

Вот национальный вопрос. До половины опрашиваемых разделяют отдельные националистические лозунги и идеи. А за политиков и партии такой ориентации готовы голосовать не более четырёх процентов, и эта цифра стабильна последние 10 лет. Да, налицо запрос на наведение порядка в национальном вопросе. Но он адресован власти, а отнюдь не к организациям националистов. Они вызывают у граждан серьёзное подозрение: а что если вместо наведения порядка они принесут ещё больший беспорядок? Аналогичная ситуация и в отношении «левых» идей, связанных с социальной справедливостью. 60–65 процентов россиян высказываются за её приоритетное восстановление. Но голосуют не за Зюганова и не за Миронова, а за то же «Едро» и Путина. Надеясь, что они – смогут.

Поэтому идеологическая оппозиция в России – это, скорее, маргинальная субкультура, чем политический институт. Своего рода тусовка.

Такой же маргинальной тусовкой стал и Координационный совет оппозиции. Не оправдались ожидания тех, кто полагал, что на волне либерализации партийного законодательства станут формироваться новые политические силы, которые сметут «прозаседавшихся» долгожителей в лице КПРФ или ЛДПР. И это не показатель силы и стабильности данных партий, а, скорее, показатель слабости партий вообще, они отвергаются массовым сознанием.

Не думаю, что в событиях в Бирюлёве политическая компонента была более значимой, чем обычно. Катализатором превращения разлитых в обществе «антикавказских» настроений в организованные погромы стали не партии и не политики.

Мы видим, что в нашей стране интересы кланов, федеральных и местных, легальных и криминальных, имеют большее воздействие на организацию граждан, чем политические структуры. Об этом напоминают и выборы в Красноярском крае, где прекрасного результата добивается «партия» местного авторитета Анатолия Быкова, о котором со времён его борьбы с генералом Лебедем мы почти ничего не слышали.

По мере ослабления эффективности принятия решений в Центре, а она ощутимо ослабевает, именно подобными «группами влияния» и будет определяться политический процесс, особенно в удалённых от Москвы экономически сильных регионах. Да и в Центре политическая динамика определяется не борьбой партий, а войной кланов. Складывается впечатление, что президентская команда всё менее уверенно противостоит их аппетитам и амбициям, а иногда начинает их даже лоббировать…

Всё это означает, что легальные формы смены или обновления власти в ближайшее время не заработают. Власть будет оставаться в тех или иных руках по праву силы и до тех пор, пока не вырастет кто-то ещё сильнее. Тогда возможно всё, включая разного рода дворцовые перевороты и уличные беспорядки. Но оппозиция и тут останется статистом.

Кстати

Наша несистемная оппозиция влачит унылое существование. Системная, заседающая в парламенте, уже давно стала частью власти, лишь на словах и по частностям оппонируя ей. Судя по всему, сейчас только улица, доведенная до отчаяния, противостоит бездеятельности власти. Что же дальше?

Подготовил Сергей Володин 



Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.