Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 мая 2024
Механизм «кланирования»?

Механизм «кланирования»?

Комментируют эксперты Валерий Хомяков, Александр Исаев, Святослав Рыбас
11.04.2013
Механизм «кланирования»?

Администрация президента приняла решение взять под особый контроль все назначения на руководящие посты родственников чиновников.

Комментируют эксперты Валерий Хомяков, Александр Исаев, Святослав Рыбас.

Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии:

– Династии, семейственность, кланы… Эти слова, близкие по смыслу, имеют разное содержательное и эмоциональное наполнение. Династия – это чаще всего продолжение профессионального рода, протяжённая во времени Семья, занятая одним и тем же делом. До революции понятие чаще применялось в отношении царских, королевских династий. В советское время поощрялись военные, строительные, учительские и другие династии.

Семейственность – это нечто негативное, с чем надо было бороться советскому человеку. «Ишь ты, семейственность развёл!» А уж клановость, клан – это мафиозное образование, чуждое советскому обществу и присущее миру капитала.

Пришли иные времена, и вот уже не безобидное кумовство, семейственность, а целые кланы рулят экономикой и вершат политические судьбы в регионах и в стране. Последний пример – скандальное назначение сына губернатора Николая Меркушкина. Судя по всему, обеспокоилось уже не только общество, но и руководство страны. Но любой человек, читающий эти строки, приведёт свои примеры, когда «братья и сёстры» мелких и не мелких чиновников занимают должности при влиятельном родственнике. Кумовство, клановость не просто «шагают по стране», а становятся практически нормой. По этому показателю приближаемся к странам Латинской Америки.

Хотя, увы, клановость и кумовство – реалии не только там и у нас. У этого явления нет ни пространственных, ни временных границ, и даже страны, которые принято считать цивилизованными, регулярно сотрясают скандалы. Однако там всё же удаётся загнать кумовство в какие-то разумные рамки. Скажем, в Америке дитя крупного чиновника не сможет в одночасье стать адвокатом. Ему придётся лет десять протопать по ступенькам, чтобы получить лицензию. Родственники наших «крупных государственных деятелей» с завидной лёгкостью переходят от торговли мебелью к руководству Министерством обороны.

Говоря на эту тему, официозные пропагандисты требуют ужесточения наказания. Да, это необходимо, но нельзя забывать, что семейственность в России приняла столь уродливые формы и укоренилась в первую очередь потому, что слабы профессиональные корпорации, отсутствует кодекс профессиональной чести и – главное – не сформировано гражданское общество. Бюрократия выстроила оборонительные баррикады, засекречивая сведения о родственниках больших начальников, это, мол, персональные данные, «личная жизнь» – не суйтесь! Ещё много заборов и ухищрений, с помощью которых власть пытается отгородиться от народа. Бороться с этими явлениями можно, только развивая гражданское общество, добиваясь прозрачности деятельности госструктур и чиновников, депутатов снизу доверху. Наша чёткая позиция, гласность и открытость – главные враги кумовства и клановости.


Александр Исаев, заместитель генерального директора Института экономических стратегий:

– Считается, что к кланам подходит гидденсовское понятие «группы взаимопомощи», которые отличают иерархическая структура, отсутствие фиксированных должностей, непостоянное членство, наличие некоторых моральных принципов, общих интересов.
У нас два основных вида клановости.

Первый – то, что имеется в виду, когда говорят питерские, московские, северокавказские. Подобную клановость изжить сложно. Ведь она нередко – важный и объективный инструмент создания политической (управленческой) машины, которая обслуживает первое лицо – страны, региона или министерства. Это же и элемент выживания в условиях нашей политической системы. Особенно, когда нет реально работающей, а не искусственно созданной политической партии. Тут уж, пожалуй, без клана не обойтись: съедят или подставят. Нужны те, кому доверяешь сполна. В нынешних реалиях клан – некий гарант стабильности.

Но при этом и такая клановость представляет угрозу динамичному развитию страны. Ведь у кланов формируются собственные, отличные от государственных и национальных, интересы. Поэтому власть должна эту субстанцию регулярно профилактировать, иначе кланы превратят государство в подконтрольный механизм по реализации своих интересов. С клановостью этого типа у нас в принципе дела обстоят не хуже, чем у других в мире.

Но есть и клановость семейственная. Когда во власть и туда, где деньги, большие деньги, протаскивают родных. У нас это обрело пугающий масштаб и темпы в большинстве структур власти, управления, бизнеса. Президент Путин выступил именно против этого.

Великое таинство российской семейственности – нечто большее, чем просто клановость. Она сформировалась в условиях нестабильности развития России, разрушенности честной системы профессионально ориентированных лифтов, нацелена на встраивание своих, близких туда, где «очень хорошо жить».

А когда для умного и профессионального человека нет честно действующей системы отбора кадров, дающей всем право на карьерную динамику, материальную стабильность, всяк выживает как может. В Советском Союзе можно было планировать жизнь, своё положение и доходы – на десятилетия. Были уверенность и спокойствие.

Можно было из рабочих, из-за штурвала комбайна стать даже Генеральным секретарём ЦК КПСС, президентом. Были, правда, две епархии, где клановость просматривалась почти, как сейчас: дипломаты и генералитет армии.

Сейчас всё не так. Налицо миллионные зарплаты, купание в роскоши для представителей семейных кланов, куда рекрутируются сыновья и дочери капитанов власти и крупного бизнеса. Что ни сын – то талант. Высшей пробы. Которому нет конкуренции. Если родной – проходи выше. Нет – ступай мимо с миром. В домоуправлении ли, Центробанке ли, республике ли...

И ещё – самое важное. В государстве требуется немедленно проводить ревизию и реформирование системы оплаты труда, чтобы люди могли достойно жить на свои кровные. Ведь сегодня нельзя прожить на зарплату учителя, преподавателя вуза, профессора... Это издевательство над здравым смыслом. Прекратится оно, и, уверен, повсюду снизится степень «кланирования».


Святослав Рыбас, писатель:

– «Каста проклятая!» – гневно воскликнул Сталин, когда он узнал, что эвакуированные в 1941 году в Куйбышев правительственные чиновники создают специальную школу для своих детей. Но эта эмоциональная реакция кремлёвского аскета была нетипична как для советского правящего класса, так и вообще для мировой практики. Дело в том, что любое сообщество, хоть крестьянское, хоть аристократическое, в процессе самоорганизации опирается на иерархию, которая формируется в зависимости от тактических и стратегических задач.

Сегодня понятие «кланы» имеет яркое отрицательное звучание, отсылающее нас даже к практике сицилийской мафии. Понятие «семейственность» уже рангом пониже. Но ведь есть разные кланы и разная семейственность. Например, в чём серьёзном можно обвинить так называемый Михалковский клан, который сложился благодаря талантам многих его членов? Даже если вам не нравится кто-то из них. А кто бросит камень в генералов Пуликовского и Шпака, сыновья которых тоже стали офицерами и погибли в Чечне?

С другой стороны, мы знаем «Семью», знаем, благодаря чему и кому сделал бешеную карьеру бывший министр обороны Сердюков, как создавались «свердловский», «питерский», «донецкий», а ещё раньше – «днепропетровский» клан, который, как говорили, «управляет половиной мира».

Даже на повседневном уровне каждый из нас входит, сам того не подозревая, в несколько группировок и сообществ. Это родичи, соученики, однополчане, земляки. Они поддерживают нас, а мы помогаем им. Поэтому вполне понятно, стань я, например, директором, к чьей поддержке обратился бы в первую очередь. И даже своих детей, если они способны и грамотны, призвал бы на службу. Правда, неспособных не призвал бы.

Вопрос в другом. Где граница между моральностью и неправедностью выбора? Её зачастую трудно установить. Она определяется уровнем ответственности руководителя, состоянием общества и наличием в нём действенных социальных лифтов и кадровых перспектив.

Сегодня это состояние удручающее. Поэтому я не могу принять всерьёз никакую кампанию по борьбе с кланами и семейственностью. Да, сын начальника имярек оказался на виду. Но сотни других внешне вполне законно используют преимущества своего положения. И многие обладают хорошим образованием, необходимым социальным опытом. Возможно, они составляют нашу своеобразную «Лигу плюща», где только свои, а чужих не может быть никогда.

Значит, в этом вся проблема: свои и чужие. Достойными могут быть и те и другие. Как и не достойными того или иного поста, общественного положения.

Как проблема решается или регулируется?

Ну, хотя бы периодической сменой поколений руководителей, как в Китае, где сейчас к власти пришло «пятое поколение» во главе с Си Цзыньпином, который, впрочем, тоже сын одного из высших чиновников времён Мао.

О революциях не говорю.

Но как не говорить о здоровых началах жизни в стране?

Записал Владимир Сухомлинов 



Эксклюзив
20.05.2024
Валерий Мацевич
Украинская «элита» озабочена одним — как бы подороже продать активы страны
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.