Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 мая 2024
Кто будет нами управлять?

Кто будет нами управлять?

Комментируют эксперты Александр Горелик (США), Александр Мамонтов (Россия), Владимир Никитин (Украина), Марек Косевский (Польша)
18.04.2013
Кто будет нами  управлять?

В Харькове прошёл XІІІ Международный научный конгресс «Публичное управление: вызовы XXI века».

Комментируют эксперты Александр Горелик (США), Александр Мамонтов (Россия), Владимир Никитин (Украина), Марек Косевский (Польша).

Александр Горелик (США), директор Программы массовых коммуникаций Колледжа Бенедикт, вице-президент Ассоциации преподавателей в области медиа штата Южная Каролина:

– Социальные процессы, происходящие в мире, носят глубинный характер. Они сопоставимы с появлением письменности. Человечество оказалось на новом этапе развития цивилизации. Современный образ мышления всё ещё линейный. Что это значит? Попробую объяснить. Всё, что мы делаем, имеет начало, протяжённость процесса и конец. Такое представление о нашей деятельности привнесла в наше сознание письменность. Но, думаю, мы постепенно отходим от такого мышления. Десятилетние дети, растущие с айфонами, компьютерными планшетами, будут иметь иное мышление. Какое? Всё, что могу сказать, так это пока только то, что оно наверняка будет не линейным, а похожим на то, что каждый из нас может испытывать во время просмотра фильма в кинотеатре 3D…

Не стоит преувеличивать влияние богатых элит. Они растеряны, обеспокоены не меньше среднего класса. Все понимают, что неизбежны судьбоносные изменения, вплоть до образования новых социальных общественных форм, но готовы ли мы к таким радикальным переменам? Нет страны, в которой люди знают, куда идут. Они думают, что их ведут правящие элиты, но это заблуждение. Всегда приятно думать, что для кого-то ты важен, кто-то озабочен твоей судьбой и непременно выведет тебя куда надо. Но сегодняшние элиты – это порождение революционных и эволюционных процессов, а не их первопричина! И какие бы решения ни принимались, если они будут политическими, то окажутся неадекватными. Нужны решения на основе понимания социально-культурологических изменений в мире, а для этого нужна консолидация мирового экспертного научного сообщества.

Александр Мамонтов (Россия), проректор Белгородского государственного национального исследовательского университета:

– Мир, безусловно, движется в сторону демократии. Возможно, на разных скоростях. Иногда движение выглядит разнонаправленным. Но так или иначе технический прогресс во многом определяет и социальную эволюцию. Формы управления должны быть адекватными современным вызовам. Что касается олигархии, всегда стремящейся к власти и усилению своего влияния, то чрезмерный рост его надо сдерживать с помощью демократических механизмов.

Поиск консенсуса в социуме, стремление к гражданскому миру в условиях демократии приводят иногда к решениям не очень эффективным, а то и не точным. Но это издержки демократического выбора. Да, иной раз в авторитарных государствах управление кажется более эффективным, даёт результат. Но я лично – за демократию. Хотя признаю право государства на эффективные управленческие решения в экономике, регулированиè общественных процессов.

Нужны прорывы и в межгосударственных отношениях. Например, хотелось бы большего взаимопонимания и результативности от диалога на правительственном уровне между Украиной и Россией. Я на четверть по национальности украинец, граница между нашими странами для меня лично проходит по живому. У нас общая история, мы развивались долгие годы как единое целое, и было бы правильно, на мой взгляд, восстановить и развить былой уровень кооперации в экономике, а не тратить ресурсы на создание с нулевого цикла собственных недостающих индустриальных объектов. Интеграция лучше самоизоляции, разрухи и распада.

Владимир Никитин (Украина), политолог, профессор Харьковского регионального института Национальной академии государственного управления при президенте Украины:

– С начала 90-х годов на просторах СНГ модно говорить о приоритете гражданского общества по отношению к государству. Но гражданское общество, как общество граждан, возможно только в пределах государства и только при его сознательной поддержке и помощи в развитии его институтов. Большинство нынешних государств СНГ с точки зрения их эффективности относятся к типу «слабых государств». Тогда как гражданское общество – прерогатива сильных, состоявшихся государств. На примере истории Украины видно, что общественная инициатива – читай, старшинное своеволие, – не раз рушила основы молодой государственности, повергала в прах благие помыслы и надежды.

Во-вторых, государства, чтобы идти вперёд, развиваться, должны видеть цель, направление движения. Целеполагание – миссия лидеров, облечённых властью. Интересы государства не сводятся к интересам крупного бизнеса, богатых элит. Государство, чтобы защищать себя и прогресс в общественном развитии, должно верно управлять олигархами, различными кланами, а не отдаваться их воле. При этом имеются в виду олигархи не только свои, но и внешние. В России государство уже есть, его много или очень много. На Украине государственное мышление лишь формируется, ещё не в должной мере овладело массами. Наша государственность слаба и открыта для внешних воздействий. Чтобы стать успешной, Украине необходимо, во-первых, создать сильный механизм государственного управления, способный обуздать своеволие «новой старшины». А, во-вторых, преодолеть региональную разобщённость, то есть включить те же региональные элиты – и в управлении, и в бизнесе – в общий процесс государственного строительства.


Марек Косевский (Польша), профессор KSAP (Национальная школа публичного администрирования), директор Института управления на началах достоинства:

– Два фактора определяют социальное поведение современного человека. Это солидарность и корысть. Они часто конфликтуют, ибо корысть мешает проявлению солидарности. Но физиологическая конструкция человека такова, что потребности организма нуждаются в удовлетворении: надо есть, пить… Потребности человека растут по мере его возможностей, а иногда опережают их, и тогда даже в принципе честные, законопослушные люди иной раз руководствуются не консолидацией, не общественными нормами морали и права, а корыстью, эгоизмом. Среди тех, кого в молодых независимых государствах Восточной Европы называют олигархами, немало в прошлом добропорядочных граждан. Они были в былые времена обычными работниками и в большинстве своём довольствовались тогдашним (чаще всего скромным) заработком в различных сферах деятельности. Хотя кто-то и полагал, что это несправедливо. В период первоначального накопления капитала они ринулись добывать ресурсы, нередко на грани, а то и за гранью закона.

Все мы знаем, что богатые элиты часто заботятся о своих финансовых дивидендах в ущерб государственным интересам. А чиновники, обслуживающие их, становятся коррупционерами, стремясь получить значительные вознаграждения за свою «поддержку». Почему? На мой взгляд, всему виной – искушение. В этом смысле ничего не изменилось с эпохи Средневековья. И тогда, и сейчас богатые элиты хотели управлять и обогащаться, делали выбор в пользу корысти, жертвуя социальной и человеческой консолидацией, воевали друг с другом…

Если есть искушение, трудно не пойти на поводу у корысти. Поэтому нужно создать такие социальные механизмы, которые бы исключали, ослабляли искушение. Надо практиковать политику кнута и пряника, а закон должен быть один для всех – от рядовых граждан до депутатов, членов правительства, главы государства. Ведь если есть исключения, неприкасаемые, элита, значит – существует безнаказанность за правонарушения. А это и есть самое большое искушение для тех, кого ведёт корысть.

Поготовил Григорий Долуханов, Харьков 



Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.