Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 марта 2024
Как мы реагируем на теракты?

Как мы реагируем на теракты?

Комментирует член Профессиональной психотерапевтической лиги Ирина Гуренкова
30.03.2010
Как мы реагируем на теракты?

Психологи центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского призывают горожан не бояться спускаться в метро.

Комментирует член Профессиональной психотерапевтической лиги Ирина Гуренкова:

- Как психолог, могу сказать, что случившееся в метро – это, конечно, сильнейшая эмоциональная встряска, травма. Однако каждый реагирует на нее по-своему. Кого-то новости о взрывах задели очень сильно, кого-то лишь слегка «зацепили».

И в этот раз нашлись те, кто принялся хихикать, узнав о терактах. К примеру, в «Живом журнале» Интернета я видела снимки с места одного из взрывов, так блоггер под фотографией лежащей на перроне молодой девушки – раненой или погибшей – написал: «Какие клевые у девушки угги!».

С точки зрения человека нормального данная реакция неадекватна, однако шок способен проявляться и таким образом. От эмоций можно защищаться рыданиями, впадать в ступор или… в цинизм. Формы защиты бывают совершенно различными. А длительность посттравматического шока зависит от степени впечатлительности конкретного человека, от стрессоустойчивости.

Некоторое время назад я ехала в метро, когда перед нашим поездом на «Чеховской» с платформы упала девушка. Свалилась она между рельсами и оказалась как раз под вагоном, в котором я ехала. Ее вытаскивали между вагонами минут двадцать-тридцать, она осталась жива. Народ тут же сбился в толпу поглазеть на нее, через головы других люди снимали спасшуюся на мобильные телефоны. Больше всего меня «порадовала» мама с двухлетним ребенком на руках, которая как заняла место зеваки возле вагона, откуда вылезала несчастная, да так и осталась там. Даже когда девушку посадили на лавочку, она продолжала стоять и с великим любопытством пялиться на нее. И у меня возникло странное ощущение: люди смотрят на реальную кровь, боль и страх так, как они взирают на экран телевизора. Речь идет об эдаком «неприсутствии», они ощущают себя всего лишь зрителями. Возникает ощущение, будто между тобой и жизнью существует некая стеклянная стена. А ты – лишь зритель-турист, жизнь к тебе не имеет никакого отношения. И таких людей никакой стресс не возьмет. Их у нас много, благо в наличии питательная среда для воспитания подобных.

Люди начинают ненавидеть того, на кого им «укажут», вот уже в Интернете появились сообщения, будто пассажир в метро напал на двух женщин-мусульманок. Глупо? Тогда умными следует считать, видимо, таксистов, дравших по три шкуры с пассажиров метро: те были вынуждены выйти на улицы и попытаться уехать. Ну, о каком шоке здесь говорить! Все верно - кому война, кому мать родна...

Были в нашей стране времена, когда мы не демонстрировали свои проявления меркантильности, в обществе это считалось неприличным. Сейчас, под влиянием вбитой в нас американской идеи, что деньги превыше всего, своим стремлением нажиться в любых ситуациях мы просто гордимся. После террористических актов сразу нашлись оборотистые сограждане, принявшиеся посылать на мобильные телефоны смс-сообщения с призывом перечислить деньги на помощь пострадавшим в терактах. То есть конкретно – этим самым мошенникам. Вот она, примета нашего общества и нашего времени: в России огромное число желающих погреть руки на беде других, вместо того, чтобы помочь.

Когда у людей пройдет посттравматический шок? Деваться некуда, ехать-то надо, на работу, в институт, да мало ли куда еще. Конечно, можно попытаться ездить наземным транспортом, но где гарантии его безопасности? Мы превращаемся в общество, которое привыкает к террористическим актам. К сожалению, весь мир привык к ним уже давно, скажем, в Ираке они происходят чуть ли не каждый день. Если раньше, в советские времена, лишь очевидцы чрезвычайных происшествий могли их наблюдать, то сейчас мы привыкли всю кровь, грязь и насилие лицезреть по телевидению или в кино.

Да, к этому привыкаешь, с другой стороны, это привыкание ложное, как только человек непосредственно сталкивается с бедой, то воспринимает все иначе. А вот чувство беспомощности у нас возникает постоянно, даже когда мы идем за «бумажкой» к чиновнику. Фактически, оно присутствует у нас всегда. Наша жизнь, по сути, подвержена постоянным опасностям. У нас в автомобильных катастрофах ежегодно погибает куда больше людей, чем в террористических актах.

Конечно, со временем в нашей памяти сотрутся подробности случившегося в метро. Человек не может постоянно жить в стрессе, в противном случае он просто серьезно заболеет. Но память о невинных жертвах останется со всеми.

Записал Виктор Грибачев

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..