Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
28 мая 2024
Дагестан очищается?

Дагестан очищается?

Комментирует руководитель научно-исследовательских программ Черноморско-Каспийского центра РИСИ (г. Ростов-на-Дону) Эдуард Попов
05.06.2013
Дагестан очищается?

Высокопоставленным лицам республики предъявлены обвинения.

Комментирует руководитель научно-исследовательских программ Черноморско-Каспийского центра РИСИ (г. Ростов-на-Дону) Эдуард Попов:

– 4 июня Следственный комитет России предъявил обвинения мэру Махачкалы Саиду Амирову и его племяннику — заместителю главы города Каспийска Юсупу Джапарову. По версии следствия, они были заказчиками резонансного убийства исполняющего обязанности начальника следственного отдела СКР по Советскому району Махачкалы Арсена Гаджибекова. Еще больший резонанс вызвал арест и обстоятельства этапирования С. Амирова (на военном вертолете, с боевым оцеплением улиц и последовавшими массовыми протестами сторонников арестованного мэра дагестанской столицы).

Откровенен комментарий и.о. главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова. По его словам, он узнал об аресте, находясь на футбольном матче в Грозном (куда, обратим внимание, он вывозит дагестанских чиновников перенимать опыт у чеченских коллег). Р. Абдулатипов объяснил арест мэра Махачкалы С. Амирова инициативой президента РФ Владимира Путина по "очищению и обновлению" Дагестана. Не случайно, что «очищение» Дагестана (вопрос действительно давно перезревший) начали именно со сверхвлиятельной фигуры мэра столицы, как и не случаен и выбор времени ареста (в том числе, отсутствия на месте исполняющего обязанности главы республики).

8 сентября должны состояться выборы главы РД. Дагестан наряду с Ингушетией в апреле принял решение отказаться от прямых выборов главы региона. Причем в Дагестане действующая власть, на наш взгляд, руководствовалась иными мотивами, нежели в Ингушетии. Если глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров опасался проиграть прямое состязание с экс-президентом Русланом Аушевым, то рейтинг и.о. главы Дагестана Рамазана Абдулатипова в настоящее время достаточно высок. У многих в республике сохраняются надежды на позитивные перемены, связанные с его деятельностью. Поэтому достаточно уверенно Абдулатипов мог бы идти на прямые выборы. Пожалуй, единственным серьезным конкурентом (после отстранения от власти М. Магомедова) мог бы стать многолетний мэр Махачкалы Саид Амиров. Однако шансы Абдулатипова все же выглядели предпочтительнее. Сам и.о. главы РД также заявил о готовности и желании идти на прямые выборы. Победа в прямых выборах увеличила бы его политический вес и продемонстрировала решительность. Победа позволила бы ему более решительно проводить собственную программу преобразований, опираясь на мандат доверия, выданный в ходе всенародного голосования.

Однако вероятным выглядел бы и такой неблагоприятный сценарий. Наверняка, прямые выборы в РД сопровождались бы серьезными и массовыми нарушениями и столкновениями в разных регионах республики. Наличие организованных групп поддержки, вплоть до боевых, у всех этнокланов могло бы привести республику на порог гражданской войны. Или как минимум привести к серьезной дестабилизации ситуации в ней.

В Дагестане, в отличие от соседней Чечни, традиционно отсутствует моноцентризм в политической сфере. Борьба более или менее равновеликих по своим возможностям групп составляет привычную картину политической жизни региона. Отказ от прямых выборов предполагал устранение или хотя бы ослабление конкурентов Р. Абдулатипова, чтобы не допустить раскола элит, чреватого перерастанием нестабильности в массовый протест и утрату контроля над регионом. В связи с этим предполагаемым оказалась та или иная форма «зачистки» политического поля Дагестана.

Не случайно, что первым последовал арест и этапирование в Москву с беспрецедентными мерами предосторожностями мэра Махачкалы. Именно Амиров наиболее явственно выразил недовольство первыми шагами и заявлениями и.о. главы республики Р. Абдулатипова. Не могла не сказаться и разница управленческих подходов. В отличие от Абдулатипова, бывшего профессора одного из дагестанских вузов и ученого, одного из авторов Стратегии национальной политики России до 2025 года, Амиров — очень опытный управленец-практик, чего не могут отрицать даже его недоброжелатели. Сказались и политические противоречия, и конфликт интересов между вновь назначенным и.о. главы республики и мэром столичного города.

Одним словом, и объективно, и субъективно конфликт был предопределен.

По мнению экспертов, за ним последуют другие резонансные задержания.

Причем очищение политического поля Дагестана - одна из задач федерального центра. Это подготовительный этап решения другой, куда более сложной задачи: создания программы позитивного развития республики. Что, в свою очередь, предполагает наличие некоей стратегии развития региона, в том числе, в области взаимодействия с федеральным центром. Ранее пилотными регионами выступали Чечня (выстраивание сверхжесткой вертикали власти) и Ингушетия (ставка на традиционную тайповую систему, подменявшую собой институты гражданского общества). Что будет продемонстрировано в Дагестане — новая ли модель, повторение или симбиоз чеченской или ингушской — покажет ближайшее время. Однако в случае с Дагестаном риски слишком высоки, учитывая и населенность региона (чуть менее 3 миллионов жителей), и приграничное положение, и запутанную этнополитику и религиозную политику. Ожидания в дагестанском обществе растут, и приход Абдулатипова, с такой надеждой воспринятый многими его представителями, должен продемонстрировать более концептуальное и стратегическое понимание Москвой проблем регионов, не сводимое к проблеме борьбы с криминалитетом.  

Специально для Столетия


Эксклюзив
27.05.2024
Максим Столетов
От Норвегии до Польши протянется антироссийская «стена дронов»
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.