Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
9 февраля 2023
Что будет, если мы разлюбим Север?

Что будет, если мы разлюбим Север?

Комментируют эксперты Наталья Зубаревич, Борис Блинов, Михаил Ненашев
21.01.2011
Что будет, если мы разлюбим Север?

События в Охотском море, где спасали наши затёртые во льдах суда, напомнили о том, что Россия – держава арктическая.

Комментируют эксперты Наталья Зубаревич, Борис Блинов, Михаил Ненашев:

Наталья Зубаревич, профессор географического факультета МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики:

– В том, что происходит сейчас в Охотском море, нет ничего необычного. И в советское время такие ситуации случались сплошь и рядом.
И в том, что ледоколы, которые участвуют в спасательной операции, арендованы американской компанией, ничего страшного нет. Я не знаю деталей, но, скорее всего, имеет место банальный вывод собственности под иностранную юрисдикцию. Таким образом поступают многие судовладельцы, и не только российские. И понять их просто: наше законодательство устроено так, что если твоё судно ходит под иностранным флагом, тебе меньше приходится платить налогов.
Сегодня Северного морского пути как такового не существует. От Дудинки до Мурманска и далее в Европу ходят суда «Норникеля», которые перевозят продукцию этой компании. В районы восточнее Енисея грузы (в основном китайского производства) завозятся по рекам и железной дороге.
До Певека и Анадыря регулярных рейсов не производится. Поэтому как можно говорить об инфраструктуре того, чего нет?
И никаких особых перспектив для возрождения Севморпути я не вижу.
Во все времена проводка судов с помощью ледоколов была дорогим удовольствием. И сегодня, на мой взгляд, надо спокойно всё взвесить, чтобы понять: выгодно для страны содержать ледокольный флот или, к примеру, лучше развивать Транссиб.
Если наше государство в ближайшем будущем озаботится развитием портов на берегах Ледовитого океана, я очень расстроюсь. Есть простое правило: все деньги, отданные для Крайнего Севера, – это деньги, отнятые у Центральной России, Урала, Южной Сибири и других обжитых регионов. Поэтому за все амбиции по освоению Севера остальной России придётся расплачиваться плохими дорогами и ржавыми трубами.

Борис Блинов, писатель-маринист:

– Флот наш сегодня находится в крайне плачевном состоянии. Например, рыболовецкие суда на порядок уступают европейским. Сам я в 2003 году ходил на промысел в Ледовитый океан на судне, возраст которого превышал три с половиной десятка лет. Как такого рода суда получают разрешение на выход в море – загадка. С того времени обстановка мало изменилась. Кстати, на танкер «Содружество», который ныне вызволяют изо льда, мы в начале нулевых годов сдавали рыбу со своего траулера. И тогда уже танкер не блистал новизной.
До недавнего времени я считал, что Северный морской путь не может принести никакой пользы России. И какую-то минимальную деятельность мы должны были поддерживать там только, чтобы не давать другим странам лишний повод претендовать на наши арктические территории. Однако в прошлом году огромный танкер «Балтика» прошёл от Мурманска до Китая с 70 тысячами тонн газоконденсата на борту. Ничего подобного в истории освоения Арктики ещё не было. Этот эксперимент показал, что Севморпуть может приносить прибыль.

Михаил Ненашев, депутат Государственной Думы:

– Осваивать Арк­тику возможно только с помощью ледокольного флота. Так что на ближайшие столетия ледокольный флот России нужен. Мы – страна арктическая и не должны отказываться от того, что было достигнуто трудами и подвигами наших предков. В правительстве это понимают, сейчас разрабатываются ледоколы новых поколений.
Однако на сегодняшний день многое на просторах великого Северного морского пути делается непродуманно. Вот, например, компания «Норникель» отказалась от услуг государственного «Атомфлота» и использует для перевозки грузов собственные корабли ледового класса. В результате гордость России – знаменитые атомные ледоколы задействованы не в полной мере. Их арендуют иностранцы, они работают на их интересы.
Может быть, государству надо было предложить условия, при которых ледокольный атомный флот не был бы таким дорогим для частных компаний. С другой стороны, и «Норникелю» стоило задуматься о том, что при очередном похолодании специально построенные компанией суда могут оказаться бесполезными в силу ограниченности своих ресурсов.
Сейчас очень остро стоит вопрос по восстановлению инфраструктуры наших северных и дальневосточных морских путей. У руководства Минтранспорта России есть понимание необходимости воссоздания администрации Севморпути. Ведь сегодня в суровых и опасных ледовых условиях каждый частник волен действовать на свой страх и риск. Вот и получается, что спасать коммерческие суда порой приходится за счёт государственных средств. Сейчас в Госдуме готовится закон об Арктике.
«Движение в поддержку флота», которое я возглавляю, ещё 15 лет назад поднимало вопрос о том, что нельзя забрасывать Арктику.

Ключевая российская проблема, на мой взгляд, – состояние умов. Освоение Арктики – задача национального масштаба. Общественное же мнение сегодня очень раздроблено, фрагментарно. В северных регионах бóльшая часть населения за освоение арктических территорий, а в Центральной России, например, к этому вопросу относятся в лучшем случае равнодушно. Нужно задействовать все политические, информационные рычаги, чтобы настроить общественность соответствующим образом. И деятели искусства могли бы потрудиться на этом поприще.
Вспомним каверинских «Двух капитанов». Сколько молодёжи, которая хотела себя проявить, благодаря этой книге пошло в полярную авиацию, на флот! Не одно поколение морских офицеров воспитано на книгах Пикуля.

Кстати:

Отказаться от своего ледокольного флота, как и вообще от освоения Крайнего Севера, просто. Только свято место пусто не бывает. Не пришлось бы потом наблюдать, как иноплеменные хозяева извлекают сверхприбыли из территорий, которые казались иным нашим экономистам бесперспективными.

По материалам «Литературной газеты»


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..