Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 июня 2024
Сэм Грин: «Надо восстановить доверие между нашими странами...»

Сэм Грин: «Надо восстановить доверие между нашими странами...»

Беседа с заместителем директора Московского Центра Карнеги
25.03.2009
Сэм Грин: «Надо восстановить доверие между нашими странами...»

Барак Обама решил назначить нового заместителя госсекретаря по проверке, соответствию и выполнению договоров о контроле над распространением оружия. На эту должность президент номинировал Роуз Гетемюллер, которая известна как специалист по России. До недавнего времени она работала директором Московского Центра Карнеги. Ее заместитель Сэм Грин рассказал «Столетию» о новых веяниях в вашингтонской администрации.


- Можно ли сказать, что выдвижение Роуз Гетемюллер отражает какой-то новый подход администрации США к вопросам контроля над вооружениями и к отношениям с Россией?


- Я думаю, что это отражает фундаментально новый подход и к вопросам разоружения, и к вопросам отношений с Россией. Если вспомнить позицию предыдущей американской администрации к проблемам контроля над вооружениями, то она во многом сводилась к отказу от международных договоров, от договоренностей как таковых. Новая администрация США верит в международное право и хочет видеть прочное, закрепленное в документах и реальное основание для мирных, устойчивых отношений, в том числе с Россией. Подход Вашингтона к России сейчас более фундаментальный, более сбалансированный, потому что он основан на реальном понимании вашей страны. В администрацию пришли эксперты, знающие Россию очень хорошо, так сказать, изнутри, Роуз Гетемюллир – яркий тому пример.


- А кроме нее, кого еще можно было бы назвать?


- Ну, прежде всего это Майкл Макфол, который будет советовать Белому дому. Конечно, в России к нему неоднозначное отношение в связи с его отношением к проблемам демократии, но, тем не менее, это человек бесспорно очень хорошо знающий Россию. Факт тот, что новая администрация предпочитает набирать в свою команду скорее экспертов, нежели идеологов.


- Если прибегнуть к несколько упрощенному делению американской политической элиты на «ястребов» и «голубей» - к какому разряду вы бы отнесли Роуз Гетемюллер?


- Это действительно упрощенный подход. И мне было бы сложно отнести Роуз к какой-нибудь из этих категорий. Но, скорее всего, она «голубь». Она настаивает на мирных отношениях с Россией, искренне верит в то, что они возможны, и хочет видеть прочный договорный фундамент для дальнейшего развития нашего добрососедства.


- Что мы можем ожидать от американской команды переговорщиков – жесткого, неуступчивого подхода или готовности к разумным компромиссам?


- Я думаю, что российская сторона увидит готовность выслушать партнеров, внимательно разобраться с российской позицией. Это предполагает, конечно, готовность к искреннему переговорному процессу, который подразумевает и какие-то компромиссы, но, естественно, американская сторона будет отстаивать свои интересы. Скажу только одно: команда во главе с Роуз Гетемюллер, которая будет работать над новыми договоренностями, не видит противоречий между интересами России и американскими интересами в вопросах контроля над ядерными вооружениями, считает, что эти интересы на самом деле совпадают.


- Чем объясняется довольно существенный сдвиг в позиции Вашингтона в отношении России и по другим важным внешнеполитическим вопросам?


- Пришла новая администрация. Пришла новая команда, новая партия. Пришла группа людей, которые восемь лет были в оппозиции, которые все эти восемь лет говорили, что политика президента Буша ущербна. Было бы странно, если бы после таких заявлений они продолжили бы прежний курс. Они хотят коренным образом скорректировать его, вести эффективную политику и предлагают иные решения.


- Можно ли рассчитывать на серьезные прорывы на переговорах по военно-стратегическим вопросам между США и Россией?


- Я очень надеюсь на взаимные договоренности по ядерным вооружениям (Договор об СНВ). Но будут ли прорывы на других направлениях, зависит также и от российской стороны. Нужен конструктивный подход на переговорах. Ведь проблема в том, что утратилось доверие между двумя державами, и доверие не только относительно поступков другой стороны, но даже относительно ее намерений. Поэтому, если решив вопрос с СНВ, можно будет доказать благие намерения и американской, и российской сторон, то это продвинет продуктивные переговоры и по другим вопросам.


- А какие проблемы в сфере разоружения и контроля над вооружениями останутся для Москвы и Вашингтона трудно разрешимыми?


- Это очень сложные вопросы, связанные с Договором об ограничении обычных вооружений в Европе (ДОВСЕ), вопросы относительно американской ПРО, возможное расширение НАТО, последствия грузинского конфликта. Это будет очень непростая повестка дня, но надежда на то, что новый договор об СНВ может заложить прочный фундамент для продвижения вперед и по другим вопросам. В целом военно-стратегические вопросы, на мой взгляд, производные от политической конъюнктуры. Если будет восстановлено доверие между странами, если они достигнут общего понимания насчет источников угроз безопасности – национальной и международной, тогда многие военно-стратегические вопросы могут быть решены. Если же Россия и США будут смотреть друг на друга как на угрозу, то, конечно, решить эти вопросы будет намного сложнее.


- Что ж, будем ждать результатов встречи Медведева и Обамы 1 апреля в Лондоне...


- Да.


- Вы ведь лично хорошо знаете г-жу Гетемюллер, работали с ней здесь в Московском центре Карнеги, она была его директором.


- Да, я три года с ней работал.


- Что вы можете сказать о ней как о человеке и эксперте?


- С ней исключительно интересно и приятно работать. Роуз является признанным в мире специалистом по ядерной безопасности. Она необычайно энергичная, постоянно выдвигает всякие идеи, причем не вхолостую, эти идеи воплощаются в жизнь ее способностью работать самой и вдохновить других сотрудников. Несмотря подчас на непростые условия. Вспоминаются переговоры о россиийско-американско-украинском сотрудничестве в ядерной сфере. Даже и 15 лет назад эти вопросы решались трудно, а сейчас из-за проблем в российско-украинских отношениях все еще более осложнилось. Тем не менее, Роуз смогла убедить всех участников переговоров, что этот диалог нужно возобновить. В итоге – ну, не скажу, что консенсус был достигнут, но консенсус был достигнут в том, что об этом говорить нужно.


- Сейчас ведь в Киеве сожалеют, что в свое время Украина отказалась от ядерного оружия.


- Ну, это не впервые звучат такие мотивы. Есть такие настроения, безусловно. Украина, как она считает, отдав ядерное оружие, не получила в обмен твердых гарантий безопасности. Но это только настроения. Естественно, вернуть эти вооружения невозможно.


- Вернемся к назначению Гетемюллер. Она ведь должна еще пройти утверждение в Сенате. Не будут ли там ставить ей подножки?


- Мне представляется, что нет. Она хорошо знает сенаторов, работала в администрации Клинтона, знает эту систему. И она человек не политический, она ближе к касте технократов. Она пришла, чтобы решить конкретную задачу, в важность которой очень глубоко верит. Я думаю, что настроения в Сенате будут в целом в ее поддержку.


- И последний вопрос. Г-жа Гетемюллер так же хорошо говорит по-русски, как вы?


- Да. Если не лучше.


Вел беседу Лев Паршин

Специально для Столетия


Эксклюзив
10.06.2024
Валерий Мацевич
850 только частных компаний участвуют в выполнении задач ОПК России
Фоторепортаж
10.06.2024
Подготовила Мария Максимова
На Арбате после масштабной реставрации открылась мемориальная квартира поэта


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.