Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 мая 2024
Николай Солдатёнков: «Золотой фамильный крест я передам в Петербург...»

Николай Солдатёнков: «Золотой фамильный крест я передам в Петербург...»

Беседа с французским потомком русских классиков
17.03.2009
Николай Солдатёнков: «Золотой фамильный крест я передам в Петербург...»

Николай Солдатёнков родился в Париже — далеко от своей исторической родины. В его паспорте в графе "гражданство" значится — француз. Но душа, наперекор всем обстоятельствам, избрала свое гражданство - Россию, страну, давшую жизнь его великим предкам — Александру Пушкину и Николаю Гоголю.


- Николай Васильевич, почему вы, в прошлом преуспевающий инженер-кибернетик, вдруг стали священником?


- Прежде всего, благодаря России. В 1966 году, впервые туда приехав, я совершил и первую в своей жизни паломническую поездку - в Троице-Сергиеву лавру - колыбель русского православия. Там, в старинной церквушке приложился к мощам основателя обители преподобного Сергия Радонежского, и что-то дрогнуло в моей душе, будто разжалась какая-то неведомая пружина...


В Париж вернулся, будто другим человеком. Стал петь в церковном хоре. В 1977 году был рукоположен в дьяконы, а еще через год получил приход в храме Серафима Саровского, что на парижской улице Лекурб. Имею сан протоиерея. Видно, так суждено свыше, ведь в моем роду — двенадцать святых Русской православной церкви.


- У вас необычное родословие…


- Я родился в августе 1938-го, но мое фамильное древо очень-очень старое, ведь пушкинский род берет начало от Рюрика.


Мой прапрадед — старший сын Пушкина, лихой полковник-гусар, подвиги которого и по сей день не забыты в Болгарии. Ведь он участвовал в сражениях русско-турецкой войны, освобождал братьев-славян от турецкого ига и за храбрость был награжден золотым оружием. Дослужился до генерала. И на семейном поприще отличился Александр Александрович — стал отцом тринадцати детей! Одна из его дочерей — девятнадцатилетняя Мария, внучка поэта, а моя прабабка, в 1881 году вышла замуж за Николая Быкова. Молодой офицер служил в 13-м гусарском Нарвском полку под началом Александра Александровича Пушкина, исполняя обязанности его адъютанта.


Николай Быков приходился родным племянником Николаю Васильевичу Гоголю, — он был сыном младшей и любимой сестры писателя Елизаветы. Так вот, волею судеб, родственные узы соединили потомков двух великих людей — Пушкина и Гоголя, моих предков.


- В этом семействе и появилась на свет ваша бабушка?


- Да, и я хорошо её помню. Кроме Елизаветы Николаевны в семье были ещё девять братьев и сестер! Она родилась в декабре 1885 года в Полтавской губернии, где обосновались ее родители, и была именована в честь своей бабушки Елизаветы Васильевны, урожденной Гоголь.


У Елизаветы Николаевны жизнь сложилась долгая и необычная. В 1912 году она вышла замуж за Владимира Андреевича Савицкого, владевшего имениями под Киевом и Полтавой. Но через пять лет ей с мужем пришлось покинуть Россию. И, как оказалось, навсегда. Грянула революция, а следом за ней — гражданская война.


Дедушка и бабушка прошли тяжкий путь русских эмигрантов: бывшему юристу Савицкому пришлось стать электромонтером, а его супруге — вышивальщицей. Во Францию они приехали с двумя маленькими дочками: Татьяной и Анастасией.


- А как сложились их судьбы?


Всю жизнь сестер связывала необыкновенная дружба, они трепетно заботились друг о дружке, жили вместе в Париже в одном доме, не разлучаясь, и умерли почти в одночасье.


Моя матушка, Анастасия Владимировна, скончалась в сентябре прошлого года, ей было 93 года. Тёте Тане (она на два года старше матушки) мы так и не решились рассказать о кончине сестры, боялись ее опечалить. А в ноябре умерла и она, мне пришлось ее отпевать. Теперь обе сестры покоятся рядом, на Сент-Женевьев-де-Буа… И все же, Бог даровал обеим долгую и достойную жизнь, обе они дождались внуков и многих-многих правнуков.


- Знаю, Николай Васильевич, что Вы тоже внуками не обижены…


- Да, у меня уже десять внуков! Но помимо родных детей и внуков есть и чада духовные, — маленькие пациенты одной московской детской больницы. Это моя и боль, и радость. Знаю, что в Москве меня ждут. Ведь больным детям помогают не только дорогие лекарства из Франции, но и слова утешения и надежды.


Я ведь ещё и наследник славного купеческого рода и обязан поддерживать семейные традиции благотворительности.


- Так Вы со знаменитым купцом-меценатом Солдатёнковым не просто однофамильцы, но и родственники?


- У Козьмы Терентьевича был брат Иван, умер он довольно-таки рано, сорока лет, оставив сиротой семилетнего сына Василия. Вот Василия, моего прадеда, и взял на воспитание Козьма Солдатёнков. Когда, Василий Иванович стал отцом, то сына, а моего деда, он назвал Козьмой, в память своего дяди и благодетеля. А теперь уже и у меня подрастает внук Козьма Солдатёнков! Недавно приезжал в Москву для участия в торжествах, посвященных юбилею Козьмы Терентьевича, читал доклад о патриархе нашего рода в Международном Фонде Славянской письменности и культуры.


Главные свои богатства "Почетный Гражданин и Кавалер, Московской 1-й гильдии Купец" Козьма Солдатёнков завещал России. На его капиталы строились в Москве больницы и богадельни (самая известная из них — Солдатёнковская больница, ныне — Боткинская), возводились храмы (церковь Знамения Божьей Матери в Кунцево), приобретались для Третьяковской галереи лучшие картины. За полвека им было издано около двухсот наименований книг, в их числе и памятники мировой литературы, шедевры отечественной поэзии, собрания русских сказок и былин! Не зря Козьму Терентьевича современники величали "атлантом российской культуры". Огромная личная библиотека — 8 тысяч книжных томов и 15 тысяч журналов — была завещана им Румянцевскому музею. Великий книголюб Козьма Солдатёнков более всех отечественных писателей почитал Николая Васильевича Гоголя и Александра Сергеевича Пушкина. Знать бы ему, что в жилах его далеких потомков будет течь кровь Пушкина и Гоголя!


- А какие-то семейные реликвии хранятся в вашем доме?


- Да, и немало, ведь мой дом друзья называют «Русским домом» в Бургундии. Но самая дорогая из них связана с именем деда, Козьмы Васильевича, флотского офицера. Во время Цусимского сражения в Корейском проливе крейсер "Олег", на котором он служил, получил множество пробоин. Корабль миновала печальная участь "Варяга". Повезло и дедушке: он чудом остался жив. В память друзей, что нашли свой вечный покой в волнах чужого моря, и в благодарность за свое чудесное спасение он заказал у знаменитого Фаберже напрестольный крест золотого литья. Этот крест и стал памятным вкладом моряка в храм Христа Спасителя, возведенный после русско-японской войны в Санкт-Петербурге. Петербуржцы называли его храмом Спаса на водах, а иногда просто — Цусимской церковью.


В 1930-е годы храм был снесен, а все церковные ценности пущены с молотка. В том числе и золотой крест Козьмы Солдатёнкова.


Его приобрела на аукционе некая богатая американка. Видимо, был в том тайный Божий промысел, чтобы эта бесценная реликвия попала в ее добрые руки. В Париже, где американка проездом остановилась в русском доме Треповых, она показала свое необычное приобретение главе семейства. Старый генерал первым обратил внимание на надпись, выгравированную на оборотной стороне креста: "Дар лейтенанта Козьмы Васильевича Солдатёнкова в память дорогих друзей, погибших в бою". И год освящения храма — 1911-й.


Но еще больше удивлением для заокеанской гостьи стало то, что сам даритель жил в одном из парижских пригородов. Безымянная американка (жаль, что запамятовали ее имя) разыскала деда и вернула ему храмовый золотой крест. Совершенно бескорыстно. Не взяв за свой подарок предлагаемых денег.


- Так теперь Вы владелец этой драгоценной реликвии?


- Нет, лишь ее хранитель. Так завещал дед. Золотой фамильный крест я передам в Петербург, в Цусимскую церковь, как только ее восстановят и в ней зазвонят колокола. Я вхожу в состав Попечительского совета строящегося храма.


А пока в городке Семюр-эн-Оксуа, близ Дижона, где я живу с семьей, каждый год в конце мая, когда две эскадры, русская и японская, сошлись в бою близ острова Цусима, совершаю с золотым крестом панихиду по погибшим морякам...


- Николай Васильевич, несколько лет назад прошло сообщение, что Вы получили и второе гражданство?


- Да, теперь, наконец-то, я стал полноправным российским гражданином, и указ о моем гражданстве подписал, будучи президентом, Владимир Путин. Можно сказать и так, Владимир Владимирович подарил мне Родину, а вот мой русский друг, Алексей Михайлович Жарков, которого я считаю младшим братом, — свой дом, теплый и гостеприимный, где я не чувствую себя гостем.


- А что бы Вам хотелось ещё осуществить в России?


- Вместе с Алексеем Жарковым мы создали «Купеческий клуб» (он – вице-президент Клуба), и силами потомков русских меценатов, да и современных тоже, надеемся продолжить традиции отечественной благотворительности. Убежден, – помощь должна быть адресной и всем, кто в силу жизненных обстоятельств в ней остро нуждается!


- А чувствуете в себе какие-то литературные задатки от ваших именитых предков?


- Хоть и завещал Александр Сергеевич своему сыну Саше, а моему прапрадеду, не баловаться стихотворчеством, я его запрет, каюсь, нарушил. Когда впервые побывал в Петербурге, в доме на Мойке, где умер поэт, написал стихи, правда, на французском. Но и для Пушкина это ведь был не чужой язык…


Беседу вела Лариса Черкашина

Специально для Столетия


Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.