Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 марта 2024
Выживет ли малый бизнес?

Выживет ли малый бизнес?

Быть предпринимателем становится все сложней
Иван Полетаев
27.01.2016
Выживет ли малый бизнес?

Казалось бы, государство само вызвалось помочь бизнесменам: смягчить налоговую нагрузку на малый бизнес, избавить людей от бюрократических проволочек и тем самым поспособствовать открытию своего дела. На практике же декларируемая поддержка нередко оказывается недоступной, а законодательные нововведения ставят предпринимателей просто в тупик.

Межведомственная чехарда

«Кто вам сказал, что нагрузка на малый бизнес снижается? Скорее наоборот. Нас попросили по-новому пересчитать налоги по упрощенной системе за 2015-й, а также доплатить за 2014-й», – посетовала мне на днях бухгалтер одного моего знакомого индивидуального предпринимателя.

Оказывается, из-за новой трактовки чиновниками закона о страховых взносах (N 212-ФЗ от 24.07. 2009 г.) все встало с ног на голову. В Федеральной налоговой службе рады бы взимать налоги с «малышей» по старой схеме, если бы не рекомендательное письмо Минфина, который посоветовал сократить налоговые вычеты предпринимателям.

Как известно, при упрощенной системе предприниматели платят 6 процентов с дохода (или 15 процентов с дохода минус расходы). Этот налог они уменьшают на уплаченные ими страховые взносы (в Пенсионный фонд, фонды социального и обязательного медицинского страхования). Если годовой доход предпринимателя ниже 300 000 руб., то взносы зависят от МРОТ, если выше – к ним добавляется 1 процент от суммы сверх 300 000 руб. Так вот, еще в начале 2015 г. Минфин признавал платеж в 1 процент фиксированным взносом и разрешал вычет. Но к концу года последовал запрет на все подобные вычеты. Что же случилось?

Просто одно министерство – Минтруд России – обратилось в другое – Минфин России – с просьбой не признавать отчисления в 1 процент фиксированным взносом. И Минфин должен был отреагировать.  

Минфин России попросил Минтруд России изменить свое мнение, признать отчисления в 1 процент фиксированными и позволить индивидуальным предпринимателям вычитать их из налогов, поскольку у этой суммы есть верхние и нижние границы. Но Минтруд продолжал стоять на своем. Его чиновники усмотрели в упомянутом выше Федеральном законе о страховых взносах прямое указание на то, что фиксированная часть страховых сборов не касается платежа в 1 процент.

Так вот, если предприниматель зарабатывает 10 млн руб. в год, то по старым правилам он выплачивал бы 481 000 руб., а теперь должен отдавать государству 578 000 руб.

Словом, на предпринимателей существенно вырастает нагрузка, а все льготы, которые должны, казалось бы, улучшить работу, нивелируются.

Депутаты Госдумы, представители Торгово-промышленной палаты и «Опора России» призвали предпринимателей не опускать руки и побороться за свои интересы. Но предприниматели вряд ли станут судиться с чиновниками, это не в их характере. Им проще уйти в тень и не показывать выручку больше 300 000 руб. в год или на худой конец закрыть свое предприятие…

Надо полагать, что именно эта особенность поведения российского предпринимательства и побудила Минфин в конце декабря 2015 года вновь вернуться к философскому спору о фиксированных величинах. Отозвав октябрьское письмо, финансовое ведомство вернуло все на круги своя.

Держи ухо востро

Неужели чиновники поняли, что «закручивать гайки» – повышать налоги, платежи и т.д. нужно аккуратно и то лишь во время роста экономики, когда бизнес действительно способен вынести это бремя? Во всяком случае, так поступают финансовые ведомства большинства стран, в том числе, и США.

Есть ли смысл давить на «малышей» сейчас, когда вокруг просвета не видно. Вопреки оптимистичным прогнозам чиновников эксперты прогнозируют активную фазу спада российской экономики и сокращение количества малых предприятий. Ни для кого не секрет, что сегодня многие мелкие предприниматели сворачивают свой бизнес, нанимаются рядовыми сотрудниками в крупные компании или просто встают на учет на биржу труда. По статистике последних лет, количество зарегистрированных индивидуальных предприятий (ИП) в нашей стране увеличивается на 4 процента, а количество ИП, прекративших свою деятельность, – на 11 процентов. Через три года после основания выживают не более 3 процентов малых предприятий. Если предпринимателей еще и давить налогами, то процесс только усилится.

– Система платежей, действующая сейчас – это уже пограничное состояние, особенно с учетом кадастровых сборов, стоимость которых выросла для ряда предприятий в десятки, а порой и в сотни раз. Очень большая доля издержек у многих наших производителей составляет траты на импортные комплектующие, которые подорожали из-за девальвации рубля, – посетовал председатель комиссии по развитию малого и среднего бизнеса Общественной палаты РФ Дмитрий Сазонов. По его мнению, должна существовать четкая государственная политика по регулированию налоговых платежей, страховых и других неналоговых сборов. Сейчас системно этой аналитикой никто не занимается.

Поползли слухи, что три страховых взноса, которые платят предприниматели, в 2017 году заменят на Единый социальный налог (ЕСН), который упразднили 5 лет назад. Напомним, что тогда вместо 26 процентов ЕСН бизнесу пришлось платить 34 процента от зарплаты каждого россиянина, но потом власть все же согласилась довольствоваться 30 процентами.

А в этом году чиновники решили добавить предпринимателям бумажной работы. Ряд поправок в законодательство, касающихся налога на доходы физлиц и подачи сведений в Пенсионный фонд (ПФР), предписывают сдавать отчетность по уплате НДФЛ четыре раза в год вместо одного, в ПФР – ежемесячно вместо одного раза в квартал. Просрочил с отчетом – плати пени и штраф. Отчетность для Росстата в 2016-м не изменится, зато за непредоставление данных во много раз вырастут штрафы.

Для бизнеса такие нововведения означают не только дополнительный контроль, но и расходы: придется раскошеливаться на дополнительные услуги статистов и бухгалтеров, что в условиях кризиса очень накладно.

Текущая экономическая и геополитическая ситуация заставляет государство искать дополнительные механизмы для пополнения бюджета. Самый яркий пример – взимание платы за пользование платных дорог, парковок, а теперь и система «Платон», которая начисляет грузовикам сборы за проезд по федеральным трассам.

Плюс ко всему предпринимателям теперь придется учитывать дополнительные траты из-за повышения акцизных ставок на табак и сигареты, на бензин, автомобили и мотоциклы мощностью от 150 лошадиных сил и выше. С 1 января оптовиков заставили платить государству за подключение к Единой государственной автоматизированной информационной системе учета производства и оборота алкогольной продукции (ЕГАИС) и регистрацию в ней закупок. С 1 июля ЕГАИС приходит и в розницу.

Если раньше предприниматели предпочитали уводить львиную долю прибыли в тень, и государство смотрело на это сквозь пальцы, то теперь за уход от налогообложения можно будет схлопотать срок. На рассмотрении в Госдуме находится проект федерального закона о введении уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов с использованием подставных компаний, контролируемых иностранных фирм и сделок. Помимо этих строгостей законодатели хотят за хищения в сфере госзакупок наказывать лишением свободы до 20 лет. Так что предпринимателям придется держать ухо востро.

«Комфортная» среда

Минэкономразвития РФ бросило предпринимательству спасательный круг – субсидии на условиях софинансирования из федерального и региональных бюджетов. Многие представители малого бизнеса теперь могут рассчитывать на микрозаймы и поручительства по своим обязательствам. Кроме того, им положено субсидирование части затрат на уплату процентов по кредитам в российских компаниях на строительство и приобретение техники и оборудования, на материальную поддержку молодежного и социально значимого предпринимательства, предприятий народно-художественных промыслов, ремесленной деятельности, сельского и экологического туризма. Во всяком случае, все это предусмотрено в министерской программе.

Но доплыть до спасательного круга удается не всем. Для получения поддержки требуется много времени и ресурсов. Микробизнесу особенно тяжело получать субсидии: у таких предприятий нет в штате квалифицированных специалистов для правильного оформления документов, а собственнику бизнеса некогда этим заниматься.

Бывает так, что и четко оформленные документы не помогают: до компаний и через год после регистрации в реестре малого предпринимательства не доходит помощь из фонда государственной поддержки. Им всякий раз отвечают, что в фонде денег нет.

Компенсация процентной ставки банков зачастую достается тем, кто находится в непосредственной близости от руки дающего, распределяющей госпомощь. Чтобы поучаствовать в конкурсе по госпоставкам малому бизнесу нужно принять условия, включающие в себя непосильные для малых предприятий банковские гарантии. Обязательно участие в достаточно дорогих СРО и т.д.

Предпринимателей возмущает, что вся полагающаяся им государственная «помощь» в буквальном смысле проходит через руки чиновников: будь то налоговые льготы, субсидии по кредитам или отказ от проведения внеплановой проверки. Чтобы получить все это, надо постоянно стимулировать нужных людей.

Мешают развернуть свое дело и сложности доступа к инфраструктуре, в первую очередь подключение к тепло- и энергосетям, инженерным коммуникациям – для малых предприятий здесь практически нет преференций. Не потому ли сегодня все меньше и меньше тех, кто хотел бы взвалить на себя ответственность и риски предпринимательства? Никакие призывы открывать свое дело не помогут до тех пор, пока ставка делается не на миллионы малых предприятий, создающих продукт, а на нескольких монополистов, занятых добычей и продажей невосполнимых природных ресурсов.

Малому бизнесу нужны четкие и стабильные правила работы, эффективный независимый суд, реальная защита прав собственности, налоговая система, стимулирующая развитие, а не потребление, честная конкуренция. Одним словом, комфортная среда. Только тогда можно надеяться на то, что предложенные государством меры поддержки малого предпринимательства заработают.

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..