Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
28 мая 2024
Бюджет устойчивого роста

Бюджет устойчивого роста

Запад уже при всем желании не сможет остановить развитие России
Юрий Алексеев
28.11.2023
Бюджет устойчивого роста

Бюджет на очередную трёхлетку парламентарии принимали спокойно, без громких баталий. Перед первым чтением немного пошумели коммунисты, повозмущались справедливороссы, напомнили о себе «Новые люди». Недовольных заметно поубавилось, когда министр финансов Антон Силуанов после посещения профильных комитетов, открыл «заветную шкатулку», 8 трлн нераспределённых рублей, которые не вошли в первоначальный вариант бюджета. Распределять финансирование по расходным статьям пришлось в рабочем режиме. Когда бюджет перетряхнули, страсти улеглись.


Да и что ломать копья, когда в нужный момент деньги на дофинансирование ключевых направлений нашлись? Расходы на 2024 год увеличили, и теперь они составят 36,66 трлн рублей, почти на четверть больше, чем было запланировано на уходящий 2023 год. Чтобы лучше почувствовать эту разницу, достаточно сравнить расходы на национальную экономику. На 2023 год их закладывали на уровне 3,55 трлн рублей (правда, по факту вышло ещё больше – 4,12 трлн.), на 2024-й изначально заложили 3,89 трлн рублей (сколько на самом деле придётся потратить в новом году, узнаем позже). Можно, конечно, сколько угодно восхищаться США, где расходы на здравоохранение достигают 17,8% от ВВП (который в свою очередь примерно в 10 раз больше российского), в других развитых странах они вдвое меньше. Но стоит ли им завидовать? В экстренных случаях к вам приедет скорая и окажет бесплатную помощь, на Западе за каждый чих доктора придётся платить и без рецепта вам ни одна аптека не отпустит даже валерьянку или аспирин. Да, в наших больницах напряжёнка с кадрами (Минздрав оценивает дефицит врачей в 25 тыс. человек, а среднего медперсонала — в 50 тыс. человек), медиков из российской глубинки и СНГ переманивают крупные города. Но эта проблема решается, медвузы увеличивают квоты на бюджетные места, медперсоналу на селе готовят очередной пакет льгот. Вопреки расхожему мнению расходы на здравоохранение (в том числе объём квот на сложные операции) выросли довольно значительно, на 400 млрд рублей, и это не предел. Статью «Образование» увеличили на 883 млрд рублей. Ещё 140 млрд рублей со щедрой руки Минфина добавили на культуру и 14 млрд рублей на науку. Не забыты и сельские территории (их поддержка увеличится на 26 млрд рублей), кое-что перепадёт и производителям сельхозтехники. На поддержку регионов и содержание военных городков будет потрачено 3,2 трлн рублей. Расходы растут по всем статьям, от которых зависит безопасность, развитие экономики, уровень жизни и комфортная среда.

В стране немало территорий, до которых не доходит рука дающего. По Интернету гуляют фотографии заброшенных деревень с зарастающими полями, размытыми дождями дорогами. Кто-то вывалил в сеть негатив, чтобы пожаловаться на жизнь, а кто-то решил объединить людей своей деревни и создать ТОС (территориальное общественное самоуправление) и добиваться, чтобы им проложили дорогу, отремонтировали мост, построили стадион, благоустроили территорию. Чтобы решить проблему, бывает достаточно расшевелить местную власть, заставить её и войти в одну из госпрограмм.

После прибавки финансирования Минфин похвалили, а потом пожурили за то, что он назанимал с три короба (сумма получилась в два раза больше дефицита бюджета). Получается, как подсчитала депутат Оксана Дмитриева, расходы на обслуживание долга больше, чем на образование или здравоохранение. Но проблемы эти решаемы, если налоговые и неналоговые доходы, поступления в Фонд национального благосостояния будут не меньше, чем в 2023 году.

Для того, чтобы финансы в кармане государства не запели романсы, нефть должна стоить дорого (85 долларов за баррель), курс доллара – оставаться у отметки 90 рублей, а инфляция – не сильно зашкаливать за 4%. При этом экономический рост — не опускаться ниже 2%. Но это в идеале.

Если же нефть и газ упадут в цене, то придётся снова девальвировать национальную валюту (ослабление среднегодового курса на один рубль к доллару приносит бюджету 130 млрд дополнительных доходов). Но и слишком ослаблять рубль никто не собирается, потому что возникнут проблемы с импортом и потреблением, придётся индексировать помощь малоимущим. Чтобы сдержать падение курса национальной валюты и инфляцию привести в заданную норму, ЦБ пытается работать привычными методами: «не пущать деньги в экономику», поднимать ставку рефинансирования. Но получается палка о двух концах: люди несут деньги в банки, потому что они предлагают заманчивый процент по вкладам, а дорогой кредит тормозит экономический рост. Замедление экономики скажется на налоговых поступлениях. И тогда дыры в бюджете придётся латать с помощью ножниц (секвестра, к которому не раз прибегал бывший главный финансист страны Алексей Кудрин). Из-за жёсткой кредитной политики Центробанка в промышленности и так несколько месяцев идёт небольшой спад.

Но, в общем и целом, несмотря на издержки, Россия продолжает проводить ответственную, и даже, в каком-то смысле, консервативную бюджетную политику. Несмотря на заметный рост расходов ежегодный дефицит на ближайшие три года, как ожидается, будет менее 1% ВВП, а государственный долг не превысит 20% ВВП. Не зря многие развитые страны, привыкшие к многопроцентным бюджетным дефицитам и уровням долга в 100% ВВП и более, ставят в пример российскую фискальную политику.

Прогнозы на ближайшую трёхлетку обычно выстраивают с оглядкой на главный финансовый документ страны.

Но стоит ли целиком полагаться на утвержденные цифры, когда стремительно меняющаяся жизнь чуть ли не каждый день вносит свои коррективы, и правительству приходится принимать нестандартные решения, искать деньги на экономику и работу бизнеса вписывать в нужное русло?

Выступая на парламентских слушаниях, министр финансов Антон Силуанов не зря заметил, что бюджет России не должен ориентироваться на благостные прогнозы, а должен быть готов ко всему, «учитывать все те обязательства, которые принимались, и обеспечивать соответствующими ресурсами». Среди рисков для бюджета министр назвал «структурные дисбалансы, санкции, экономическую и финансовую фрагментацию».

Как замечает учёный Института экономики, математики и информационных технологий РАНХиГС Денис Сударев («Вестник Института экономики РАН» №4, 2023), «результаты исполнения бюджетов по доходам всегда отличаются от утвержденных в официальных документах, причем зачастую размеры несоответствий велики. Для федерального бюджета России характерны отклонения до 40–50%, или 7–8% от ВВП». В последние 20 лет, по наблюдениям экономиста, такие ошибки часто делали в сторону преуменьшения доходов бюджета (например, нефть по итогам оказывалась дороже, чем планировали эксперты школы Кудрина – Силуанова). Но в этот раз оптимистические планы могут столкнуться совсем с другой действительностью, когда поток нефтедолларов может ослабнуть. Представители Минфина допускают и такой сценарий, но в любом случае паниковать не стоит. Хоть часть золотовалютных резервов и заморожена, но денег должно хватить, чтобы закрыть любую дыру в бюджете. На худой конец, рубли можно допечатать, но тогда придётся мириться с растущей инфляцией.

По определению Джона Мейнарда Кейнса, автора теории спроса и предложения, инфляция — это есть та цена, которую экономика платит за отсутствие глубоких депрессий. Иногда эта цена может быть высока, но игра стоит свеч. С точки зрения экономического гуру, государство любой ценой должно стимулировать рост спроса и развитие экономики, если даже это растормошит инфляцию.

На Западе такая установка работает, у нас со стимулированием спроса возникают проблемы. В экономику сегодня вливаются триллионы, и вроде бы расходуются они чётко по направлениям под присмотром Счётной палаты и других контролёров, попадая прямо в намеченные цели. Но полностью удовлетворить растущий спрос наш производитель пока не может. Недостающий ассортимент нам везут окольными путями и продают втридорога, значит основная часть денег, которая могла бы работать на нашего производителя, перекочевывает за рубеж.

Если доходы казны начнут недобирать обозначенные в бюджете суммы, то государству придётся повышать налоги и сборы с бизнеса и граждан. Но не факт, что народ начнёт меньше тратить. Уровень закредитованности населения сегодня существенно выше, чем во время предыдущих кризисов 2009 и 2015 годов. Народ хочет жить лучше и веселее уже сейчас. И трудности перехода экономики на новые рельсы развития его мало волнуют. Эффект домино, когда одним повышают зарплаты и они могут позволить себе дорогие зарубежные поездки, а другим из-за скромных доходов приходится хуже питаться, может проявиться гораздо сильнее, чем сегодня.

Казалось бы, перекосы в экономике, о которых всё время напоминает Центробанк, можно исправить, нарастив импортозамещение. Только вот сделать это быстро совсем не просто, особенно в условиях санкций. В магазинах появилось много дешёвой отечественной обуви (резина, плюс недорогой утеплитель), по виду напоминающей деревенские сапоги или галоши с тупым круглым носком? Перекантоваться зиму в ней можно, особенно людям, живущим на мизерную зарплату или пенсию. Но молодежь такое не купит. Тогда на выручку приходит Китай. Можно заказать на OZONе приличные по виду ботинки или сапожки по смешной цене, джинсы, куртки, блузки, товары обихода, электронику – что угодно с надписью на упаковке Made in China. Придётся немного подождать, пока заказ привезут из какой-нибудь китайской провинции. Если товар обманет ожидания, его можно вернуть через пункт выдачи сетевой торговли.

Свобода предпринимательства в Поднебесной творит чудеса. Пусть не всё, что приходит оттуда, нас устраивает, но от помощи дружественных стран в данный момент, когда на Россию давят 17 тысяч сакционных запретов и ограничений, отказываться не стоит. При этом и самим надо поторопиться, быстрее создавать свои бренды и продукцию, пользующуюся спросом и здесь, и за рубежом. Насыщению рынка отечественными товарами в ближайшую трёхлетку будет уделяться первостепенное значение, но это не значит, что вход иностранцев на наш рынок запретят. Их товары на полках наших магазинов не исчезнут, но будут стоить дороже. Для этого на них «навесят» ввозные НДС, акцизы и таможенные пошлины, а потом обложат ещё и внутренними НДС и акцизами. Так создаётся защита отечественного производителя, который сможет предложить продукты, одежду, умные вещи для дома с компьютерной начинкой по более доступной цене.

Экономисты Центра стратегических разработок не видят поводов для беспокойства. Экономический рост, пусть даже скромный, более чем на 2% ежегодно в 2024-2026 гг., создаст «надёжную основу для роста доходов бюджета».

Их должно хватить не только на то, чтобы сохранять и наращивать социальные расходы. Текущие тенденции в экономике, в том числе и рост частных инвестиций, по прогнозам центра, продолжатся и в ближайшие годы. Бюджет будет поддерживать развитие, и доходы казны будут расти. В этом его главная особенность. Словом, как обобщила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, бюджет на 2024 и плановый период 2025 и 2026 гг. «обладает всеми качествами финансового документа мощного суверенного государства, способного развиваться и противостоять любым вызовам».

Но это вовсе не значит, что всё пойдёт как по маслу. Повысят пенсии, зарплаты учителям и врачам, построят множество современных школ и больниц, продолжат менять старые трубы, строить дороги, оказывать поддержку бизнесу. Но трудностей будет немало: в стране нарастает дефицит оборудования для нефтянки, вырабатывают ресурс импортные станки, не хватает рабочих рук. Экономике нужны передовые технологии, современное оборудование, актуальные компетенции, а наше импортозамещение всё ещё не может удовлетворить растущий спрос. От глобальных проблем нам не скрыться, потому что российская экономика остается открытой, связанной с мировым рынком. Вклад внешней торговли в наш ВВП по-прежнему очень велик, хотя пробивать себе дорогу на рынки приходится окольными путями, задействовав посредников из третьих стран, с которыми непросто договориться.

Наша страна, как полагает директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев, не вышла пока на столбовую дорогу в своем экономическом развитии, поскольку продолжает бороться с постоянно ужесточаемыми санкциями.

Но как бы там ни было, а нам всё равно нужно заниматься структурной перестройкой экономики, наращивать оборонно-промышленный потенциал, усиливать социальную поддержку. За суверенную экономическую политику придётся побороться и заплатить немалую цену.

Но отступать некуда. Чтобы выжить и нарастить потенциал развития и роста, государству и бизнесу придётся сплотиться и двигаться к намеченной цели.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

A-1
29.11.2023 15:07
Россия вынуждена постоянно для поддержания валютного курса закупать доллары, причем эти доллары тратятся зачастую не в интересах страны, то есть не способствуют ее развитию (а скорее свертыванию российского производства), на них идет развитие и поддержка импорта - чужих производств, либо эти деньги вывозятся мигрантами и бизнесом занятыми зачастую в пустых (паразитарных) для национальной экономики сферах, растущих как грибы после дождя типа всяких курьеров и тому подобное. То есть существующая финансовая система делает Россию несуверенной (зависимой) в плане своего развития, рубль в этой системе некая нестабильная пульсирующая прокладка между долларом и населением, которую могут использовать еще и жулики (банки) для обворовывания граждан, страны. Да конечно страна может что-то закупать через страны посредники (фирмы прокладки). За финансами и экономикой должно стоять реальное национальное производство где работает свой народ. Чем более реальных производств в стране тем более она будет устойчива ко всем внешним рискам. Но для этого их и нужно развивать, но как это делать при существующий фин. системе и бизнесе заточенном на вывод денежных ресурсов из страны.

Эксклюзив
27.05.2024
Максим Столетов
От Норвегии до Польши протянется антироссийская «стена дронов»
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.