Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 июня 2022
Берлин – между молотом и наковальней

Берлин – между молотом и наковальней

Инструмент экономического самоубийства находится в её, Европы, собственных руках
Елена Пустовойтова
19.04.2022
Берлин – между молотом и наковальней

Главный аналитик мирового рынка энергоносителей Оксфордский институт энергетических исследований (OIES) так описывает положение дел на минувшей неделе: «Нынешняя ситуация неопределенности и неизвестности, будут ли сокращены поставки из России, является худшей из всех возможных, и удерживает цены на высоком уровне и, как следствие, удерживает российские доходы от газа на рекордном уровне».

У ЕС есть двоичный выбор, считает аналитик, – полные санкции в отношении российского газа с немедленным воздействием на доходы или четкое заявление о том, что контракты будут полностью соблюдаться и объемы контрактов будут продолжать назначаться, увеличивая поставки и значительно снижая цены – и доходы – в Россию. Последний вариант действий не устранит неопределенность в отношении того, что Россия может принять решение о сокращении потоков, но, по крайней мере, обеспечит рынку определенность с точки зрения ЕС и европейских покупателей.

По подсчетам Bloomberg Economics, Россия в этом году может заработать на экспорте нефти и газа больше 320 миллиардов долларов – на треть больше, чем в прошлом году. Поэтому сами резать курицу, несущую золотые яйца, мы не будем, оставив решение проблемы на ЕС.

При этом хорошо известно, что больнее других в случае нефтегазового эмбарго придется Берлину. Сильнее всего болит голова именно у него. И вот, что он придумал на прошлой неделе.

Берлин, спасибо ему, выпустил джинна из газовой бутылки – Минэкономики ФРГ передало российскую Gazprom Germania под управление Федерального сетевого агентства (BNetzA), сообщил журнал Spiegel. События вокруг Gazprom Germania походили на боевик: уразумев, что без российского газа ну никак, Берлин срочно инициировал антимонопольное расследование по подозрению «Газпрома» в росте цен на газ в Европе, и 30 марта в офисах Газпрома в ЕС начались обыски. Понимая, что атака на его собственность началась, уже на следующий день Газпром заявил, что вышел из Gazprom Germania и всех ее активов, и компания перешла в собственность АО «Палмэри» (0,1 акций) и ООО «Газпром экспорт бизнес-сервисы» (99,9%). Понятное дело, что новые собственники сразу же распорядились ликвидировать Gazprom Germania.

И в тот же день появился BNetzA. Как сообщает официальный брюссельский источник информации Euractiv, «Этот шаг поверг немецкие власти в панику из-за опасений по поводу того, что это будет означать для существующих газовых контрактов. В ходе экстраординарной акции правительство вмешалось и передало организацию федеральному агентству в качестве доверенного лица».

То, что Gazprom Germania GmbH под управлением Газпрома стал критически важной инфраструктурой Германии и потому имеет огромное значение для газоснабжения, было и ранее известно. Однако управлять ею теперь будут не акционеры Gazprom Germania, а BNetzA. Новый управляющий будет вправе увольнять и переназначать членов правления, а также руководить им. То есть, командовать. Полномочия по распоряжению активами Gazprom Germania GmbH с консолидированным оборотом больше 13 миллиардов евро теперь тоже у BNetzA.

Проделанная федеральным правительством Германии операция ещё не открытый грабёж чужой собственности, поскольку немецкие активы Газпрома переданы BNetzA только до 30 сентября, но лиха беда начало. К 1 октября, не надо сомневаться, немцы придумают, как национализировать чужой добро.

Они уже сейчас предлагают госкредиты потенциальным покупателям Gazprom Germania или его подразделений – оператора хранилищ природного газа Astora и газораспределительной компании Wingas GmbH. Не получится – до национализации будет только шаг. Возмутится ли кто-либо тем, что это нарушает международное право – уже не вопрос.

Но именно это откровенное международное хамство даёт и России право (во всяком случае моральное) отмерять тем же концом нашим европейским «партнёрам по бизнесу». И не только им. «Порядок опеки (введённый Берлином) служит для защиты общественной безопасности и порядка, а также для обеспечения безопасности поставок. Этот шаг является обязательным. Мы не подвергаем энергетическую инфраструктуру Германии произвольным решениям Кремля», – считает министр экономики и защиты климата Роберт Хабек.

Ради немецких «безопасности и порядка» глава BNetzA Клаус Мюллер (Klaus Müller) получил право командовать чужой собственностью. В качестве доверительного управляющего его агентство сможет даже продавать наши газохранилища, в том числе крупнейшее хранилище в Европе, находящееся в Редене, если того пожелает правительство.

Однако за что мы говорим Берлину большое спасибо, так это за то, что правительство Германии сделало то, чего никогда раньше не сделало бы. То есть отняло управление компанией у её владельцев, перечеркнув западное табу на покушение на частную собственность.

При этом немцы хорошо понимают, что родили прецедент, за которым потянутся и другие европотребители российского газа – «Gazprom Germania» активно работает в Чехии и Швейцарии.

Однако почему такому же прецеденту не может последовать и Россия?

Для этого, следуя примеру «локомотива Европы», нам тоже требуется в экстренном порядке внести новые евродемократические нормы ведения бизнеса «для обеспечения безопасности поставок». Разве у нас некому такие претензии предъявить?

Крупнейшая в мире ирландская лизинговая компания AerCap заявила, что прекращает лизинговую деятельность с российскими авиакомпаниями. В России она имеет самую большую долю своего бизнеса – 152 самолета. Для обеспечения безопасности поставок её российскую часть можно передать в Министерство транспорта РФ.

Британская нефтяная компания BP – крупнейший иностранный инвестор в России. Она заявила, что планирует отказаться от своей доли в Роснефти. Её долями в нефтегазовых проектах в России легко сможет управлять наше Министерство энергетики. Итальянская компания ENI и Газпром имеют по 50% акций в газопроводе «Голубой поток» в Турцию – Газпром легко справится с управлением этими активами и сам. И не надо позволять норвежской компании EQNR.OL, имеющей доли в трех российских месторождениях, продавать свои предприятия в России – сами справимся «для защиты порядка». Долю в Ингосстрахе крупнейшего итальянского страховщика Generali Russia – передать Ингосстраху. Швейцарская транснациональная корпорация Nestlé, крупнейший в мире производитель продуктов питания, имеет шесть заводов в России. Объем их продаж в 2020 году составил около 1,7 миллиарда долларов – не думаю, что мы сами не справимся с руководством этих компаний. Крупнейший в мире суверенный фонд благосостояния Норвегии тоже собрался продавать свои российские активы. А это 2,8 миллиарда долларов. Почему бы и ими нам не поуправлять?

А немцы? Немецкая компания по производству строительных материалов HEIG.DE имеет три завода в России – передать в управление Министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации. Немецкий Volkswagen имеет у нас два завода и около 4 000 сотрудников. В 2021 году там собрали около 170 000 авто. Фольксваген» в Калуге не будет работать как минимум до лета, но не пора ли ввести туда собственного управляющего? Немецкая коммунальная компания Uniper вложила 1 миллиард долларов в «Северный поток – 2» и в пять электростанций в России суммарной мощностью 11,2 гигаватт. Uniper и ее контролирующий акционер Fortum совместно владеют 12 российскими электростанциями, на которых работают 7 000 человек. Плюс 83,7% акций российской коммунальной компании Unipro... Их надо взять в управление «для защиты общественной безопасности и порядка»...

Можно продолжать список бизнесов, качающих прибыль из России, которую немцы, равно как и почти все остальные государства ЕС, собираются экономически придушить, чтобы потом легче «национализировать».

То, что готовящаяся национализация Германией дочерних компаний «Газпрома» будет означать уничтожение правового поля в Европе, лишь одна сторона медали. Её вторая сторона заключается в том, что германские законодатели снимают принцип верховенства международного права не только с себя, но и с контрагентов тоже.

И эта война «для обеспечения безопасности поставок» пойдёт до последнего патрона, опрокидывая все межгосударственные связи в Европе, так трудно складывавшиеся в последние полсотни лет.


P.S. Госсовет Крыма уже выступил с законодательной инициативой об изменении Гражданского кодекса РФ и введении принудительного изъятия имущества недружественных стран и иностранцев, совершающих недружественные действия в отношении России, ее граждан и юридических лиц. Документ принят региональным парламентом единогласно. Принудительное изъятие имущества предлагается осуществлять без выплаты компенсации стоимости таких объектов. Теперь слово за Госдумой...


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Александр
19.04.2022 11:40
"У ЕС есть двоичный выбор, считает аналитик, – полные санкции в отношении российского газа с немедленным воздействием на доходы или четкое заявление о том, что контракты будут полностью соблюдаться и объемы контрактов будут продолжать назначаться, увеличивая поставки и значительно снижая цены – и доходы – в Россию. Последний вариант действий не устранит неопределенность в отношении того, что Россия может принять решение о сокращении потоков, но, по крайней мере, обеспечит рынку определенность с точки зрения ЕС и европейских покупателей." ..........

Это конечно просто шедевр европейской казуистики и пример того, как можно заморочить мозг самому себе и своим читателям. И самое интересное они ведь реально так думают. Но у меня вопрос, а это как совмещается в одной голове "не устранит неопределенность" и одновременно "обеспечит рынку определенность"? А мысль о том, что эта самая "определенность" породит такую кучу неопределенностей, автора ажно из Оксфорда совсем никак не посещает? Или ему главное прокукарекать, а дальше хоть трава не расти? А тем временем эти самые неопределенности, проистекающие из определенности, начинают приобретать вполне себе реально осязаемые очертания. И европейцы начинают тихо повизгивать. Причем, что самое интересное повизгивание началось до того, как автор из Оксфорда выдал свой шедевр об неопределенных определенностях. ............ А так мысль понятна. Автор предлагает два варианта. Либо отказаться от газа из России, так, чтобы оборвать денежные поступления за газ, либо заставить Россию поставлять много, но по нищенской цене. То есть так, чтобы Россия если и получала деньги, то крайне мало. Вопрос о том, а в чем здесь интерес для России автором не рассматривается в принципе.
P.S. Вообще-то сам по себе газ это ограниченный ресурс, чего кстати не скажешь о деньгах. О евроденьгах и в особенности об американских деньгах. Их напечатать можно ..И условия в этой ситуации диктует не тот кто имеет деньги, а тот кто сидит на ограниченных ресурсах.
Александр
19.04.2022 11:15
Мда, это конечно реально тяжелый случай. Видимо, мысль о том, что газ сам по себе не образуется в газовых хранилищах, а его нужно добыть в далекой Сибири и доставить по трубопроводам в Германию, слишком сложна для наших немецких "коллег". Они видимо по простоте душевной думают, что национализировав газовое хранилище в Германии они вместе с ним национализируют и газовое месторождение в Сибири. Мысль о том, что все не так, как они себе это представляют, видимо в их голову никак не помещается.

Эксклюзив
22.06.2022
Алексей Тимофеев
Из переписки пропавшего без вести в 1945-м лейтенанта Д.И. Скворчевского.
Фоторепортаж
20.06.2022
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России представлен масштабный проект.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.