Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 августа 2019
Северный полюс под килем (часть 3)

Северный полюс под килем (часть 3)

Из походного дневника специального корреспондента «Столетия»
Николай Черкашин
08.08.2008
Северный полюс под килем (часть 3)

Мы, группа бывших подводников, идем на полюс почти с паломнической целью – почтить память первой отечественной атомной подводной лодки К-3, которая к тому же впервые в истории России достигла макушки планеты под ледяным панцирем Арктики...

 

 

 

11 июля. Северный Ледовитый океан 

Чем ближе к Северному полюсу, тем туманнее и пасмурней. Голубые линзы воды – единственный цвет в этом серо-белом мире.  

Пошел уже 89-й градус. Осталось немного. Последние мили самые трудные. Капитан рулевому:  

- Иди по трещине!  

И ледокол пошел по узенькой ломаной тропинке, как слон по канату. Палуба ходит ходуном, толчки и грохот, как при боевом тралении. Дрожат и трясутся – антенны на мостике и бокалы в баре, лопасти расчаленного вертолета на юте и прожекторы, дрожит вода в аквариуме и лампа над штурманским столиком, экраны ноутбуков в радиорубке и портрет Путина в салоне капитана…  

Вахтенный штурман, он же 2-й помощник капитана Станислав Юшкевич помечает на карте условным значком: лед 10 баллов (это значит сплошное поле), торосистость 2 балла, сжатие 2 балла. Все это несколько замедляет, но ничуть не мешает движению «Победы» к намеченной точке. На столе у Юшкевича последняя карта - №11216. Северный полюс на ней истыкан до дыр иглами измерителя.

На полях – предупреждение: «Район, охватываемый картой, в гидрографическом отношении изучен недостаточно».

То есть будьте готовы, мореплаватели, к любым сюрпризам.  

Мы идем между 60-м и 70-м меридианами. На широте 89° 30" расстояние между ними всего 5 миль!  

К полуночи, неотличимой от полудня, прибываем, наконец, в точку полюса. Именно в точку, а не где-то поблизости. Все столпились у экрана электронной карты, чтобы посмотреть, как прямоугольный абрис днища ледокола наезжает на точку схождения всех меридианов. Очень наглядно. И когда полюс оказывается точно под центром абриса, раздается мощный протяжный гудок. Здравствуй, Полюс! Принимай нас к своему ледяному причалу.  

На мониторе 90°00"00'! Продержались на нулях недолго – несколько минут, а потом снесло циркуляцией льдов.  

 

12 июля 

И проснулись они на Северном полюсе! Эх, жаль, не запомнил, что снилось! Андрей творил молитвы по утреннему правилу. Мы оба благодарили Создателя за то, что даровал нам побывать в таком месте.  

Всю ночь ледокол простоял на полюсе, вывалив на лед становой якорь. И вот теперь – после завтрака – спустили трап. Пока готовят площадку для туристов, наша маленькая экспедиция вышла первой. Есть дело. Андрей Бабуров получил благословение от своего духовника на окропление Северного полюса святой водой. Ни разу это воистину сакральное место на планете не было освящено. На борту у нас нет священника, но мирянам в особых случаях разрешено выполнять некоторые требы. В частности – окропление по малому чину. Мы разложили иконы на кусках льда, импровизированном ледяном иконостасе, поставили рядом чашу со святой водой. Андрей читал подобающие молитвы и кистью знамени «Балтийского эскорта» окроплял льды на все четыре стороны света. Пораженные столь необычным священнодействием японцы снимали нас на видеокамеры.  

Мы успели до того, как началось традиционное туристское шоу. В лед воткнули металлическую стрелу, символизирующую центр Северного полюса, вокруг него выложили красным канатом большой круг. По нему покемоны (так зовут меж собой туристов ледокольщики), выстроившись друг за другом, будут совершать кругосветные путешествия. Поодаль готовят мангалы для барбекю и полынью для желающих искупаться.  

Валерий Чкалов как-то сказал: «С тех пор, как на самолете установили унитаз, авиация перестала быть уделом смелых». С тех пор, как на Северном полюсе стали жарить шашлыки… Нет, нет, Арктика не перестала быть уделом смелых, несмотря на всю атомную мощь приходящих сюда ледоколов. Вот одно только свидетельство тому из пароходской многотиражки:  

«…Теплоход «Юта Бондаровская» (в сопровождении ледокола «Капитан Драницын») под командованием капитана Александра Дмитриева завершал арктическую навигацию, обеспечивая снабжением зимовщиков архипелага ЗФИ и острова Виктория. С рассветом экипажи судов были разбужены грохотом, напоминавшем пушечную канонаду. Это непредсказуемая Арктика показала свой нрав! Сменивший направление ветер привел в движение огромные ледяные поля, они громоздились друг на друга, треща, ломаясь и образуя разновысокие торосы. Двигаясь к скалистому берегу, эта бесформенная белая масса увлекала за собой ставшие беспомощными океанские корабли. Что ей «Юта Бондаровская»? Пустая консервная банка, которая может быть выброшена на остров Рудольфа. С мостика «Юты» неслись отчаянные команды капитана. Вахта во главе со старшим механиком Леонардом Зозулей пыталась выжать из «МАНа» (тип судового дизеля германского производства) всю его немецкую мощь. Но как ни надрывалась машина, ее силенок явно не хватало в разыгравшейся ледовой стихии.  

И все, как тут не верить в Николая Чудотворца, покровителя моряков?! Спасибо, вспомнил, не оставил экипаж! Неожиданно начавшаяся подвижка льда так же внезапно и прекратилась. Зажатый льдом с большим креном на правый борт, теплоход остановился в каких-то трехстах метрах от гибельного для судна берега». И было это совсем недавно. 

Пока «покемоны» наслаждались своим барбекю и пивом, Андрей достал припасенную к случаю бутылку «Абрау-Дюрсо» и мы выпили шампанское за наше прибытие, за тех, кто шел на полюс, но не дошел, за экипаж К-3, всплывшей где-то в этих льдах полвека назад.

Капитан 2 ранга Лев Жильцов пишет: «К-3 движется подо льдом к полюсу. Боевая задача на этом участке пути: быстрее выйти к Северному полюсу и преградить путь прорывающимся в Баренцево море лодкам-ракетоносцам «противника». Вахта несется на совесть, все механизмы работают, как часы. Забортные трубопроводы покрылись инеем, а то и льдом – температура воды в море минус два градуса. Как того требует традиция, «деды» крестят в этой воде молодых, в первый раз вышедших в поход матросов. Шутники советуют рулевому, мичману Михаилу Луне, немножко свернуть с курса, чтобы лодка с размаху «не погнула земную ось».  

…В 6.00 штурман доложил, что через 50 минут мы будем на Северном полюсе. Сон как рукой сняло. На камбузе принялись спешно готовить праздничный завтрак. Я разрешил положенную дневную норму сухого вина выдать утром и не по 50 граммов, а по стакану.  

В разгар радостных приготовлений – новый доклад штурмана:  

- Через пять минут Северный полюс!  

Адмирал Петелин предлагает мне сообщить об этом всем участникам похода по трансляции. Наверное, я волнуюсь, потому что в момент прохождения полюса в голову мне приходят только самые простые слова:  

- Товарищи, наша лодка на Северном полюсе!  

В отсеках раздается дружное «Ура!».  

…Отдраиваю рубочный люк и высовываю голову на свет божий. К-3, как камень в кольце, со всех сторон обжата льдами. С любого борта можно прыгать на лед прямо с мостика – воды между бортом и льдиной нигде нет. Тишина вокруг такая, что звенит в ушах. Ни малейшего ветерка, и облака налегли совсем низко: не завидую гидрографам и штурманам, которым придется отлавливать солнышко…»  

Вот и мы, спустя полвека, испытываем те же самые чувства. Боже мой, неужели мы и в самом деле на Северном полюсе? Ведь отсюда все дороги ведут только на юг. И там, где Мурманск – далекий юг.  

Поразительно, но почти сразу же после окропления Полюса в плотной небесной хмари просиял солнечный кружок, а затем в прореху облаков ударил мощный луч.

Льды засветились, вода в проталинах налилась яркой синевой. И всю обратную дорогу солнце не пряталось за облака. А под конец пути и вовсе вспыхнули радуги – в две арки!  

Андрей разделся до плавок и пошел босиком по снегу к пролому под кормой ледокола. Там у трапика, спущенного в воду, толпились желающие окунуться в арктическую купель. Трижды перекрестившись, Андрей ныряет в жидкий лед и плывет к борту ледокола. Зафиксировал касание и обратно кролем. Вылез по пояс, прокричал:  

- Слава Военно-Морскому флоту России!  

И опрокинул, как и все полярные «моржи», поднесенную чарку «Царской» водки. За купальщиками пристально следили чьи-то глаза, выглядывающие из воды. Тюлень! Самый центровой тюлень Арктики. А вообще жизнь на полюсе весьма скудная. Кружат три чайки, да и те прилетели сюда вслед за ледоколом. Так вороны летят за трактором с плугом. Дело в том, что опрокинутые льдины зачерпывают своими пустотами мелкую рыбешку – сайку, и чайки тут же выклевывают даровой корм. Говорят, в прошлом году на полюс забрел белый медведь. Тоже хотел отличиться.  

Набрали во флягу талой воды с полюса – друзей в Москве и в Питере угощать. Вода чистейшая, чуть солоноватая. Один американец предложил Андрею Горину наладить доставку льда с полюса для изготовления коктейлей. «Озолотимся!» - обещал он. Другое дело, как доставлять лед в Америку с полюса. Так и не стал Андрей Горин миллионером.  

Изучал задиры на стальных бортах «Победы». Ледяные резцы скоблили сталь не хуже продольно-строгального станка.  

Наконец-то и вертолету дело нашлось. Ми-8 берет на борт по двадцать туристов и кружит их вокруг полюса и ледокола – воздушные кругосветки-«пятиминутки». Чем бы турист не тешился… Но именно туристы высмотрели в прошлом году рубку подводной лодки во льдах. Это была американская атомная подводная лодка. Горин рассказывал:  

- Японец носится по ходовой рубке и все чего-то кричит. Мы понять не можем, он же по-японски шпарит. Наконец, разобрали слово «сабмарин». Откуда здесь подводная лодка? Он биноклем тычет. Посмотрели в бинокль – точно, в торосах чернеет рубка и явно не наша. А у нас вертолет с туристами летал. Навели пилотов, ребята облетели, какой-то канадец лодку на видео снял.  

Начальник радиостанции Сергей Семушин подарил мне эту видеозапись. Смотрю: черная рубка, словно спинной плавник огромной касатки торчит изо льда. Лед приподнят корпусом, но не проломлен. Атомарина, будто попоной накрыта. И в стороне алое пятно маркера. Голоса пилотов тоже записались: «Вот она, вот она!.. Ох..ть можно!» Высшая степень восторга.  

Андрей Горин:  

- Связались с лодкой по УКВ. Для приличия спрашиваем – не нуждаются ли в помощи, есть ли проблемы? Отвечают – проблема только одна: нет женщин. Ну, мы подключили американок из тургруппы, тут такой базар пошел, ну, прямо секс по телефону. В общем, обе стороны остались довольны. Видеозапись потом серьезные дяди забрали. Отправили в штаб Северного флота. Там, надо понимать, в разведке на тужурках дырки под ордена сверлили: шуточное ли дело, на полюсе ПЛАРБ заловили.

К вопросу о международной солидарности: японец обнаружил американскую лодку, канадец заснял на видео, а российские чекисты ордена получали.

Андрей Горин:  

- А был еще случай в 1994 году. По проекту Останкинского ТВ ледокол «Ямал» доставил на полюс детей – наших и иностранных. Суть идеи: дети обращаются к детям всего мира с вершины земного шара. Мы приходим на полюс, а там уже стоят два ледокола – военный американский и канадский. Встретили нас хмуро, мол, чего приперлись на наш полюс. Тогда наш капитан предложил – а давайте праздновать приход вместе. Давайте. Вынесли столы, поставили напитки – детские и недетские. И пошла веселуха.  

Мы гордимся – за четверо суток до полюса дошли. А американцы пилили 28 дней и ночей. Поувяли они маленько. Они медалей от Конгресса ждут за героическое покорение полюса, а у нас тут детишки – от семи до семнадцати лет - резвятся, вокруг полюса на велосипедах гоняют. Стали уходить, смотрю, американцы на своем ледоколе выстроились – кто в ватнике, кто в валенках, кто в треухе. А наши – в фирменных комбезах, в ботинках со шнурами. Махнулись, не глядя. Ченч. Побратались на полюсе. Вторая встреча на Эльбе. Такие дела.  

Я ухожу подальше от ледокола и туристов - в западное полушарие, оставив за спиной нулевой Гринвичский меридиан. Три года назад, в Англии, мне довелось побывать в Гринвиче. Во дворе знаменитой обсерватории был выложен из бронзы отрезок нулевого меридиана. Можно было постоять одной ногой в восточном полушарии, а другой в западном. Эдакий географический аттракцион. Народ толпился, потешался и фотографировался. И вот снова Гринвич, но на сей раз в точке роста всех меридианов. Не могу понять, как я здесь очутился. Никогда не мечтал о Северном полюсе в силу заведомой несбыточности желания. Тихо сидел дома за компьютером, никуда не совался. Вдруг, как будто кто-то нажал рычаг катапульты, и меня выбросило на макушку земного шара. Я знаю, кто нажал на этот рычаг – Андрей Бабуров. Позвонил из Питера и лукаво вопросил: «Коля, ты давно не был на Северном полюсе?» И закрутилось. Фокус-покус. И вот я здесь, надо бы ликовать да как-то не особо ликуется. С одной стороны – великое достижение, сбылась вековая мечта человечества, домчали на Северный полюс за четверо суток. Мы можем все. Вот это-то и пугает. Мы можем трепанировать ледяной череп планеты стальным утюгом атомного ледокола. И мы это сделали, нарушив, возможно, какие-то скрытые механизмы движения льдов. Разумеется, это ущерб даже близко не соотносим с тем, что произошло в Арктике в разгар Холодной войны.  

30 октября 1961 года в ясном небе над Новой Землей зажглось второе солнце. Оно горело в течение 70-ти секунд, озаряя огромный заснеженный архипелаг пронзительным слепящим светом. Это был самый мощный в мире термоядерный воздушный взрыв мощностью свыше 50 мегатонн в тротиловом эквиваленте.  

Самый мощный на планете взрыв носил порядковый номер - 130. Это была самая грандиозная военно-пропагандистская акция века, а может быть и во всей истории человечества, ведь взрыв «супербомбы» был приурочен к очередному - ХХII съезду КПСС. Делегаты его и не подозревали о подарке, который подготовила им родная «оборонка».  

«Бомба... показала мощность больше расчетной - 57 мегатонн. - Сообщает сын Хрущева Сергей Никитич. - Одновременно с ней конкурирующие коллективы разработчиков сделали бомбы в 25 и 100 мегатонн, но их никогда не испытывали». И слава Богу!  

В Мурманском морском пароходстве я познакомился с известным знатоком Арктики, проработавшем на Диксоне в гидрометслужбе Севморпути более двадцати лет, Николаем Григорьевичем Бабичем.

Он хорошо знает, как аукнулся для Севера тот давний рекордный взрыв.

- Взрывная волна трижды обогнула земной шар. Мы потом еще столько лет увозили людей с островов Карского моря, накрытых радиоактивным облаком. Однако лучевую болезнь никто не хотел диагностировать... Людей хоть как-то лечили. А вот тысячи белых медведей погибли от переоблучения. Сегодня поверхность островов никак не «фонит». Но ведь те 5-6 миллионов кюри, выброшенных взрывом в небо Арктики, никуда не делись. У них период полураспада - сотни лет...  

Известный историк Холодной войны контр-адмирал Георгий Костев заметил по случаю:  

- Над Маточкиным Шаром рванули только пятьдесят мегатонн. А первоначально планировали все 100. Но ученые стали опасаться за состояние земной коры - не проломить бы... Ума хватило - не проломили!  

Никто не считал, сколько птиц сгорело в том рукотворном ядерном солнце. А те, что уцелели - ослепли. Рыбаки рассказывали, что полет слепых чаек напоминал порхание летучих мышей. Большинство из них безмолвно качались на волнах, тихо умирая от голода.  

Внесли свой вклад в биоценоз Арктики и норвежцы. С недоброй руки изобретателя порохового гарпуна здешние киты, особенно синие, финвалы – были практически обречены на уничтожение. «В 1864 году Свен Фойн, парусный мастер («удачливый, благочестивый и добрый старик, пользовавшийся уважением всех», - как характеризует его классическая книга о китобойном промысле), совершил изобретение, которое определило характер китобойного промысла на сотню лет вперед и вынесло массовый смертный приговор китам. Фойн установил на носу быстроходного парового судна гарпунную пушку, стреляющую тяжелым гарпуном со складными «лапами», которые раскрывались в теле кита подобно зонтику, так что гарпун превращался в своего рода якорь. На конце гарпуна находилась капсула с порохом. Сильный взрыв убивал животное. Когда добыча тонула, ее можно было вытащить на поверхность при помощи лебедок.  

Паровые двигатели сделали возможным преследование быстрых китов-полосатиков семейства Balaenopteridae, которые прежде уходили от китобоев.  

Крупным китообразным стало грозить полное и скорое истребление.  

Еще через шестьдесят лет другой норвежец, Карл Антон Ларсен, предложил поднимать китов для разделки на палубу судна-матки, после чего промысел перестал зависеть от прибрежных баз. В 1930 году в водах Антарктики 41 флотилия из 232 китобойных судов произвела рекордную бойню — было уничтожено 41200 особей. В основном это были синие киты, самые ценные в промысловом смысле».  

Эти печальные строки я выписал из статьи Андрея Мазура «Гибель титанов». В начале XIX века киты были уничтожены в районе Шпицбергена, Земли Франца-Иосифа, а затем и в прибрежных водах Гренландии. Синие же киты по-прежнему находятся на грани исчезновения – выжило всего несколько тысяч.

Так что напрасно японские туристы вглядываются в морские горизонты в надежде увидеть китовый фонтанчик.

 Их страна, как и Норвегия с Исландией, и поныне ведут коммерческий промысел китов, невзирая на акции «Гринписа» и протесты международной общественности. Слава Богу, что из этого списка выбыла Россия. С развалом СССР китобойные флотилии были поставлены на прикол, а потом распроданы.  

Есть у Земли свои сокровенные места, куда не должны вторгаться люди. Своим неумеренным любопытством и алчностью они, подобно мухам, забравшимся внутрь хронометра или иного прецизионного прибора, могут разладить, нарушить, погубить древние балансиры природы, порвать тончайшие нити и цепи экологического механизма планеты. Посторонним вход воспрещен! И мы, люди, пока что посторонние в этих непостижимых тайниках всеземной жизни.  

Мы даже не догадываемся, где именно они находятся — в безжалостно вырубаемых ли джунглях Амазонки, на изрубленной ли на куски бетонными плотинами Волге, в загаженном ли нефтью океане или на изрытой ядерными фугасами Новой Земле.  

Всякий раз, когда мы вторгаемся в эти сокровенные пределы, планета мстит нам, как мстят электросистемы, когда в них лезут голыми, несведущими руками. Тогда мы рисуем очередной “бермудский треугольник” и вопим: опасный район!  

Убежден: Север, Арктика — одна из таких жизнесущих зон, куда нельзя было входить до поры. Не настала она еще. Но мы вошли. Я своими глазами видел гнойные раны этого вторжения и на Таймыре, и на Кольском, и на Колыме, и в Белом море... Всюду одни и те же жуткие следы воровского хапанья. Недаром говорят, не в горькую шутку, что ледоколы ныне торят путь не только во льдах, но и в бревнах.

Сибирские реки выносят трупы порубанных лесов и трупы расстрелянных людей из размытых могильников.

Рано, рано пришли мы в Арктические пределы. Высокие широты требуют высоких помыслов.  

В середине минувшего века бессмертное человечество вдруг обрело свою смертность. Оно стало таким же уязвимым, как и любой из нас. И если мир спасет красота, то это будет красота Арктики.  

Пора возвращаться на судно. Похоже, уходим.  

За ужином главный механик Солонов сокрушенно обронил:  

- Как мы сюда дошли с такими проблемами, ума не приложу!  

О проблемах своей машинерии мех деликатно умалчивает, а я и не расспрашиваю. Меньше знаешь, крепче спишь. Солонов не то оправдывается, не то поясняет:  

- Денег на достройку ледокола дали меньше сметы. Абрамович на свои яхты больше истратил, чем наше государство на ледокол.  

В прошлом году во время визита Владимира Путина в Мурманск начальник пароходства пожаловался, что у него не хватает средств на содержание атомных ледоколов. Стоявший рядом глава Росатома Кириенко тут же отреагировал:  

- Передавайте флот нам. Мы найдем средства.  

Сказано, сделано. И началась мучительная передача атомных ледоколов из одного ведомство в другое. Пароходство смотрит на ледокольщиков уже как на чужаков, перекрыли снабжение. А Росатом ледоколы еще не принял и снабжение не открыл. Вот и зависли капитаны с экипажами между небом и землей, между морем и льдами. Оттого и печалится механик. Не попадут ли моряки-атомщики из огня да в полымя?  

И снова грохот, вибрация, тряска. В каюте – бунт дверей и вещей. Все дребезжит, скрипит, стучит… Занимаемся с Андреем шумоподавлением: где-то что-то расклинили, где-то подложили. Стало потише.  

Грустно возвращаться с покоренных вершин. «Что же делать, и боги спускались на землю…» А у нас впереди очередная «терра инкогнита» - Земля Франца-Иосифа.  

Там, за далью непогоды,  

Есть блаженная страна…  

 

Окончание следует... 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ПАВЕЛ
24.10.2013 11:35
Большое спасибо за прекраснейшую статью.
С уважением,Павел.
p.s.Мне довелось служить на л.к "Ермак"
4-м пом.кап. Но выше о.Визе не поднимался.

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».